Налоговый Франкенштейн и другие

Российские власти перед дилеммой: повысить налоги на нефтянку или сохранить инвестиционный потенциал отрасли

Налоговый Франкенштейн и другие
Фото: Сергей Коньков

Споры о том, стоит ли увеличивать налоги для нефтяной промышленности, ведутся столько лет, сколько эта отрасль существует в новой России. Однако главный вопрос, который здесь должен рассматриваться, – чего мы ждем от нефтяного комплекса?

Если мы ждем поддержания имеющегося уровня инвестиционной активности или ее роста, то, на мой взгляд, потенциал наращивания налоговой нагрузки уже исчерпан. Повышение налогов возможно лишь при условии, что дальнейшие инвестиции в поддержание и развитие месторождений или нефтепереработки признаются неэффективными.

От ВИНК – к новым ФПГ

В ближайшие пять-семь лет именно от ТЭК в целом и нефтяной отрасли как его самой крупной составляющей будет зависеть, насколько эффективно российская экономика адаптируется к новым условиям. Причем доход, который бюджет будет получать от ТЭК, будет служить не фактором роста, а фактором поддержания устойчивости нашей экономики.

Есть и еще один момент. Уже сегодня мы слышим заявления о том, что спрос на углеводороды постепенно возвращается на доковидный уровень. При этом в период после 2008–2012 годов мы наблюдаем устойчивое снижение инвестиций в разведку и разработку новых месторождений, что на фоне роста мировой экономики может привести к дефициту предложения нефти. То есть наша страна могла бы воспользоваться ситуацией, получить дополнительные доходы от нефтяной отрасли и использовать их для модернизации экономики.

Важным остается вопрос: если мы не пойдем по пути увеличения налоговой нагрузки на отрасль, то на что нефтяные компании будут тратить дополнительные доходы? Тут есть два пути. Первый – это углубление переработки, движение в сторону нефтегазохимии. При этом надо понимать, что и Россия, и страны ЕАЭС заинтересованы в развитии нефтегазохимии, это важно и с точки зрения выхода на мировой рынок. К тому же глубокие переделы сырья – инструмент выживания отрасли в условиях возможного энергоперехода.

Второе направление – диверсификация деятельности самих нефтегазовых компаний. В условиях, когда перспективы роста спроса на нефть остаются под вопросом, особенно за горизонтом 2030 года, было бы целесообразно развитие горизонтальной кооперации.

Сегодня ВИНКам нужно одновременно идти, к примеру, в машиностроительное производство, ориентированное на добычу и переработку полезных ископаемых, и постепенно превращаться в крупные финансово-промышленные группы нового типа. Такие группы очень нужны нашей экономике для того, чтобы в меняющемся глобальном мире Россия имела инструмент выхода на внешние рынки. Тем более что регионализация мировой экономики означает передел крупнейших рынков (азиатских, рынков глобального юга и т. д.). Мелким и средним компаниям довольно трудно выйти на новые рынки, поэтому России нужно иметь крупных игроков, которые будут обладать компетенциями не только в области добычи и поставки углеводородов, но и в других областях. И, кроме того, новые ФПГ будут располагать значительным финансовым ресурсом.

Инициативы на обсуждение

Рассмотрим теперь ряд частных вопросов, связанных с налогообложением нефтяной отрасли. Так, в последнее время активно обсуждается идея привязки стоимости российской нефти к сорту Dubai, а также предлагается снизить максимально возможную скидку для Brent с $25 до $20 за баррель. Безусловно, реализация таких инициатив отразится на объеме налоговых поступлений. Конечно, Минфин хочет получить больше доходов в бюджет, но нужно понимать, в какой ситуации сейчас находятся нефтяные компании. Они осуществляют достаточно непростые транзакционные мероприятия, связанные и с поставками продукции, и с получением оплаты (причем иногда не в тех валютах, которые удобны). Поэтому в результате принятия подобного решения российский бюджет может как получить, так и потерять миллиарды рублей.

Важную роль играет также вопрос курса национальной валюты. Исторически считалось, что ослабление рубля имеет позитивные последствия практически для всех. Но в условиях изменения конфигурации внешней торговли, ограничений на поставку экспортных и импортных товаров все уже не так просто. И, наверное, сейчас позитивное влияние ослабления курса рубля на экономику уже не такое сильное, как раньше.

Еще одну инициативу выдвинул комитет Госдумы по энергетике: предлагается исключить из перечня плательщиков вводимого налога на сверхприбыль прошлых лет нефтетранспортные организации. Это вопрос возврата инвестиционных затрат, и чтобы его правильно решить, надо иметь четкие расчеты: действительно ли все инвестиции пошли на развитие транспортной инфраструктуры. Тут необходимо учитывать и динамику роста тарифов. Поэтому пока трудно определить, насколько правильна упомянутая инициатива.

В свою очередь, наши финансовые власти занялись корректировкой топливного демпфера. Впрочем, данный процесс продолжается с самого момента введения этого механизма, с 2018 года. Не было ни года, чтобы не менялись коэффициенты для его расчета. Демпфер даже называют "налоговым Франкенштейном", который надо постоянно менять и поддерживать, чтобы он нормально функционировал.

Как известно, демпфер регулирует экспортный паритет. Но в нынешних условиях трудно говорить о каком-либо паритете в торговле углеводородами и нефтепродуктами, поскольку нет возможности свободно поставлять продукцию на все зарубежные рынки. Именно это обстоятельство дает возможность Минфину говорить о том, что необходимо менять правила игры. Но напомним, что демпфер компенсирует нефтяным компаниям прибыль, недополученную при поставках на внутренний рынок. А в ответ на демпферные выплаты со стороны государства нефтяники взяли на себя обязательства не повышать внутренние розничные цены на топливо выше уровня инфляции. Это был важнейший механизм стабилизации внутренних цен, а не доходов бюджета. Поэтому если Минфин собирается серьезно менять правила игры и сокращать объем демпфера, то надо проанализировать, как это отразится на розничных ценах на моторное топливо. А это уже не только экономический, но и социальный вопрос. Иными словами, простых решений здесь нет. Но безусловным приоритетом является доступность топлива как для населения, так и для экономики, потому что это наше российское конкурентное преимущество.

В целом же можно согласиться с тем, что налогообложение нефтегазового сектора в настоящее время находится на приемлемом уровне. Но это не означает, что есть существенный потенциал для наращивания налоговой нагрузки. Усиление фискального пресса привело бы к ослаблению инвестиционных возможностей нефтегазового сектора.

Об авторе

Александр Широв
Александр Широв
директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН
Все статьи автора

Аналитика на тему