Куда идти, когда идти некуда?

Зачем Байден ездил на Ближний Восток

Куда идти, когда идти некуда?
Фото: AP Photo

По итогам состоявшегося 13–16 июля визита в Израиль и Саудовскую Аравию президент США Джо Байден объявил, что Америка продолжит вести активную политику в регионе и сумела убедить арабов нарастить объемы добычи нефти. В обоих случаях утверждения президента США "не точны", если говорить дипломатично.

Союз врагов для борьбы с друзьями

Но пойдем по порядку. Байден приехал на Ближний Восток с двумя задачами. Во-первых, способствовать созданию единой системы ближневосточной безопасности. Во-вторых, попытаться побудить арабские страны, и в первую очередь Саудовскую Аравию, увеличить поставки нефти.

Задачи эти не просто совпали по времени, а тесно взаимосвязаны. США всегда торговали безопасностью. Главный лозунг американской внешней политики: "Покупайте наши самолеты, и тогда они не будут вас бомбить". Или в более общей форме: "Выполняйте все наши требования, и мы обеспечим вашу безопасность".

Так что вопрос о создании новой системы безопасности должен был стать средством воздействия на государства Персидского залива в нефтяной сфере: в обмен на безопасность арабы (по надеждам американцев) должны были существенно увеличить добычу нефти и тем самым сбить цены на нее.

Но надеждам не суждено было сбыться – новая система безопасности своего политического предназначения не выполнила. Во-первых, она просто не заработала. США надеются интегрировать оборонный потенциал стран региона в общую систему. Особую роль, добавил источник, в ней будет играть Израиль, который обладает передовым противоракетным вооружением. Но для большинства арабских стран это неприемлемо. Они воспринимают Израиль как противника, как опасность. У ряда арабских стран до сих пор нет дипломатических отношений с Израилем, что помешает созданию подобной системы. Например, в Эр-Рияде заявили, что не знают о каких-либо переговорах по созданию арабо-израильского оборонительного альянса.

Кроме того, противник, для борьбы с которым США конструирует свою систему безопасности, это Иран. Но для значительной части арабских стран Иран не является врагом. В результате конструируемая система безопасности – это союз врагов для борьбы с друзьями. А это означает, что данная система в принципе заработать не сможет.

Но это еще не самая большая слабость создаваемой системы. Даже Саудовская Аравия, которая рассматривает Иран как своего ключевого конкурента в исламском мире, не рвется формировать такую систему безопасности. И не только из-за Израиля, а из-за того, что эта система не может гарантировать какую-то безопасность кому-либо (кроме Израиля). И понятно, почему. Американцы просто не собираются обеспечивать кому бы то ни было безопасность. Своим бегством из Афганистана США продемонстрировали, что они не способны обеспечить свою безопасность – что уж тут говорить о безопасности союзников. Ни сил у них для этого нет, ни желания. (Недаром именно после Афганистана Саудовская Аравия первой из добывающих стран поставила вопрос о переходе на национальную валюту в расчетах за нефть.) Да что там говорить про Афганистан, если даже в Южной Аравии американцы не сумели навести порядок, чем поставили под удар экономику Саудовской Аравии.

В результате США перестали играть роль мирового гаранта безопасности, которую они выполняли с 1945 года. А эта роль была главной ролью Америки в современном мире. И если она ее теряет, то союз с Вашингтоном для третьих стран (государств, не входящих в НАТО) теряет смысл.

Призрачный успех Байдена

Это верно в отношении любой страны, а в отношении Саудовской Аравии верно вдвойне. Интересы Саудовской Аравии и США в энергетической сфере не просто не совпадают – они противостоят друг другу. США нужно много дешевой нефти, а саудиты заинтересованы в том, чтобы нефть была дорогая. Ранее это противоречие нивелировалось американским зонтиком безопасности: аравийская монархия была готова (пусть до какой-то степени) идти навстречу старшему сильному брату. Но сейчас-то такой защиты нет, а следовательно, необходимости учитывать американские интересы тоже нет.

Более того, США сделали все, чтобы у семьи Саудов не появилось такого желания. На встрече с саудитами Байден в очередной раз поднял тему убийства журналиста The Washington Post Джамаля Хашкаджи, критически отзывавшегося о наследном принце королевства Мухаммеде бен Салмане. То есть, образно говоря, США плюет Саудовской Аравии в лицо, а потом ничтоже сумняшеся просит о помощи.

Естественно, помогать США арабская монархия не собирается. Правда, свой отказ саудиты обернули в вежливую форму, пообещав повысить добычу нефти с 10 до 13 млн барр/сут, однако лишь к 2027 году. США уже заявили об успехе. Но никакого успеха в этом нет.

Во-первых, такое повышение на 3 млн барр/сут и именно к 2027 году анонсировалось саудитами еще весной и никак не связано с визитом Байдена (министр энергетики Саудовской Аравии Абдель Азиз бен Салман заявлял в мае, что королевство готово довести объем добычи нефти до 13 млн барр/сут, заметив, что этого можно добиться к началу 2027 года). Так что можно согласиться с мнением сенатора-демократа Рона Вайдера, который не видит никаких усилий Эр-Рияда для увеличения добычи нефти.

Во-вторых, 3 млн барр/сут – это для США ничто, слону дробина. Потребление в США – 851,6 млн т в год, или 19 396 тыс. барр/сут. А добывается 11 283 тыс. барр/сут, или 711 млн т в год. Путем несложного арифметического подсчета получаем, что американцам не хватает 8 млн барр/сут, и это только самим США. А ведь американцы обещали помочь с нефтью своим европейским союзникам. Конечно, США могут увеличить собственную добычу, но это нельзя сделать мгновенно.

И наконец, в-третьих, возврат к доллару как к основной валюте явно уже не произойдет. Будут со всеми, кроме США, торговать в национальной валюте или в валюте покупателя (например, в юанях). А это ударит по американской экономике сильнее, чем проблема с нефтью (мы уже говорили в одной из предыдущих колонок)

 

Об авторе

Дмитрий Журавлев
Дмитрий Журавлев
Директор института региональных проблем
Все статьи автора

Аналитика на тему