Последний гвоздь в гроб Бреттон-Вудса

Последний гвоздь в гроб Бреттон-Вудса

Президент России Владимир Путин заявил о переходе на продажу российских энергоносителей за рубли. Через несколько дней вышло поручение президента о разработке порядка оплаты. И еще спустя некоторое время этот порядок был разработан. Ничего революционного он не содержал. «Недружественные» страны платят (переводят) в «Газпромбанк» евро, после чего тот покупает на эти евро рубли, за которые приобретаются энергоносители. Для потребителей газа ничего не меняется: они как платили евро, так и платят, все остальное берет на себя «Газпромбанк». Казалось бы, вопрос чисто технический. Но реакция на решение России была очень жесткой.

Чего боится Запад?

Наиболее лояльный к нашему газу канцлер Германии Олаф Шольц заявил: «Мы изучили контракты. В них написано, что платить нужно в евро. В ходе разговора я объяснил президенту России, что так должно быть и так будет». Еще более категоричным был премьер-министр Великобритании Борис Джонсон. «Великобритания не собирается оплачивать рублями российский газ», – заявил он.

«Большая восьмерка» (G7, в нее входят США, Германия, Япония, Великобритания, Франция, Италия и Канада) на последнем саммите приняла по этому поводу специальное решение. Его озвучил вице-канцлер, министр по делам экономики и защиты климата Германии Роберт Хабек. Министры всех стран G7 согласились с тем, что пересмотр валюты платежа был бы нарушением действующих контрактов, и потребовали от своих компаний не платить в рублях, сказал Хабек. «Платежи в рублях неприемлемы, и мы будем призывать затронутые компании не выполнять требование [президента России Владимира] Путина», – отметил он.

Такое ощущение, что реакция многократно превосходит само событие. И это порождает два вопроса.

Во-первых: в чем причина такой истеричной реакции?

Во-вторых: почему мы пошли на такой шаг? Ведь мы не могли не понимать, какие будут последствия. Причем никакого особого выигрыша для России предложенная схема рублевых расчетов не давала. Так зачем рисковать?

Начнем ответ с более простого второго вопроса. Данное решение было вынужденным. Да, оплата в рамках одного банка (рубли не покидают его пределов) принципиально ничего не меняет в расчетах. Но она позволяет нам получать (сохранять) свои деньги. Благодаря рублевой схеме платежи аккумулируются и расчеты производятся в нашем банке, в итоге деньги остаются у нас. До этого же плата поступала в евро на наши счета, но в «их» банке, где спокойно и замораживалась. Мы по факту дарили свои энергоносители Западу. И преодолеть эту ситуацию можно было только через рублевую схему. Никакой более глубокой стратегической задачи эта схема не имеет.

Но если ничего принципиально не меняется, почему такая острая реакция? Стало жалко платить за энергоносители? Но ведь раньше платили. Да и сейчас некоторые малые страны Европы предпочитают отказаться от нашего газа, чтобы не платить за него в рублях. Значит, дело не в газе, а в рублях.

Взлет и парение «зеленой бумажки»

Чтобы ответить на вопрос «почему?», придется зайти издалека. Когда в Европе сложились национальные рынки и сформировалась система международной торговли, самой жизнью был выработан главный внешнеторговый принцип: любой товар номинируется в валюте страны-продавца. И это было естественно – каждой стране нужны свои деньги, а не чужие. Это определяло соотношения валют. Валюта страны с большим экспортом и малым импортом дорожала, так как имела повышенный спрос. А валюта государства с малым экспортом и большим импортом дешевела, так как спрос на нее падал. Причем золотое содержание монет не имело решающего значения, их цена определялась рыночным механизмом спроса и предложения. Таким образом, валюты сами по себе становились товаром.

Но после второй мировой войны ситуация кардинально изменилась. Значительная часть мирового золотого запаса и глобального промышленного производства оказалась в Соединенных Штатах. США стали главной страной-экспортером, остальные государства импортировали американские товары. В результате доллар стал практически единственным товаром, пользующимся спросом на валютном рынке. (Рядом стоял британский фунт, но спрос на него был минимальным, тем более что Великобритания больше покупала в США, чем продавала в Европу).Все нуждались в долларах, и никто не нуждался в национальной валюте. В результате единственной настоящей валютой стал доллар, что и зафиксировало Бреттон-Вудское соглашение 1944 года. В соответствии с ним, доллар фиксировал свою цену в золоте, а все остальные валюты номинировались в долларах. США, в свою очередь, брали на себя обязательство обменивать доллары на золото по фиксированному курсу. В результате доллар стал суррогатом золота, а все остальные валюты – суррогатом доллара. Естественно, что вся международная торговля номинировалась в долларах.

Но, как мы писали в предыдущей колонке (https://t.me/Infotek_Russia/59), это несло в себе ген разрушения. Повышение уровня жизни, с одной стороны, и рост стоимости доллара, с другой, делали нерентабельным экспорт из США и рентабельным импорт. В результате внешнеторговый баланс США стал отрицательным. Эта проблема решалась за счет печатного станка. Но в какой-то момент долларов стало столько, что Штаты не смогли обменивать их на золото и отказались от обязательного обмена.

Но случилось парадоксальное событие: спрос на доллар практически не снизился. Доллар оторвался от своего золотого содержания и стал товаром сам по себе. Дело в том, что товары на мировом рынке продавались и покупались за доллары, и поэтому доллар был всем необходим независимо от того, имеет ли он какую-нибудь цену или нет. По мере деградации американской промышленности доллар стал – наравне с газом и оружием – основным экспортным товаром США. Во многом состояние экономики Соединенных Штатов определяется количеством купленных у них долларов. (Необходимость торговать в долларах гарантируется военной мощью США: кто торгует в долларах – друг, а кто нет – враг.) Похожая ситуация с евро у Германии.

Вернуть деньги в карман россиян

И вот мы предлагаем перейти с доллара и евро на рубль. Это приведет к увеличению (в действительности – к появлению) спроса на рубль и к снижению спроса на доллар и евро. Следствием этого станет удорожание рубля и удешевление «мировых» валют. А значит, повышение уровня жизни и рост экономики у нас и обратный процесс у них. С точки зрения Запада, это грабеж. Хотя в действительности это будет возвращением России тех средств, которые изымаются из русских карманов с помощью мировых валют.

Это достаточная причина, чтобы не пойти на расчеты за рубли. Но дело не только в этом. Наш удачный опыт вдохновляет других. О переходе на национальную валюту заговорили в Иране, Индии, Саудовской Аравии, Китае, Катаре. Если данный процесс пойдет, это само по себе будет началом конца американского лидерства.

Но и это не все. Как мы говорили выше, доминирование доллара обеспечивается военной мощью США. Но если доллар начнет отступать, это будет еще одним, вторым после афганского бегства, признаком того, что американская военная мощь сильно преувеличена. Осознание этого факта нанесет американскому лидерству серьезный удар.

Так что вопрос о газе за рубли – это вопрос о мировой гегемонии. И здесь, с точки зрения США, компромиссов быть не может. Так что американцы сделают все, чтобы газа за рубли не было.