Белый дом выбирает «из двух зол»

Белый дом выбирает «из двух зол»

Похоже, решив «наказать» Россию, официальный Вашингтон вынужден выбирать «из двух зол» и скрепя сердце протянуть руку своему заклятому врагу Николасу Мадуро. Но большой вопрос, простят ли американцам то, что они сделали с Венесуэлой.

Разрушим, а затем…

Венесуэла на протяжении десятилетий являлась самым надежным поставщиком нефти на рынок США, но после прихода к власти в 1999 году Уго Чавеса она вдруг стала «неугодной» американской администрации, и начался процесс удушения национального нефтегазового комплекса. Этот процесс ускорился в последние годы. Не признав итоги президентских выборов в Венесуэле, прошедших 20 мая 2018 года, официальный Вашингтон ввел несколько раундов экономических санкций против этого латиноамериканского государства. В августе 2020 года было установлено полное экономическое эмбарго против Венесуэлы. Были также введены и точечные санкции против ее нефтяной промышленности.

В итоге добыча нефти в стране сократилась с 2842 тыс. б/с в 2010 году до 540 тыс. б/с в 2020 году. При этом в отдельные месяцы добыча опускалась до 300 тыс. б/с — это меньше, чем добывалось на заре нефтяной индустрии Венесуэлы, в конце 1920-х годов. А на пике развития своей нефтяной отрасли, в середине 1970-х годов, Венесуэла производила до 3,7 млн б/с.

Еще страшнее то, что американскими усилиями оказалась практически разрушена нефтедобывающая инфраструктура в стране. Эксплуатационное бурение на нефть в Венесуэле было прекращено еще в середине 2020 года, и с тех пор не было пробурено ни одной новой скважины. Такой длительной паузы в проведении буровых работ не было ни разу за всю историю нефтяной промышленности Венесуэлы.

Любопытно, что США, являвшиеся ранее главным покупателем венесуэльской нефти, частично заместили ее… поставками из России. Ряду американских НПЗ требуются тяжелые сорта сырья, которые ранее поступали из южноамериканской страны. Поскольку родной американский сорт WTI — легкий, и его использование потребовало бы переналадки технологических процессов, Штаты начали закупать российскую смесь Urals. А раз американцы грозят России полным прекращением закупок ее нефти, то впору вернуться на круги своя и «поговорить по душам» с окружением Николаса Мадуро.

Цена вопроса

Но можно ли в короткие сроки исправить то, что наворотили американские санкции? С финансовой точки зрения — трудно, но можно. По оценке венесуэльских экспертов, для восстановления нефтяной промышленности страны и возвращения нефтедобычи на уровень не менее 2 млн б/с необходимы инвестиции в размере более чем $100 млрд за период в 7–10 лет, или около $10–13 млрд в год. Понятно, что у венесуэльской стороны таких денег нет. Готовы ли американские корпорации или правительство США «помочь долларом»?

Еще недавно подобное предположение казалось абсурдным. И дело здесь не только в антипатии к личности Мадуро (такую сильную неприязнь испытываю, что кушать не могу). В конце концов, американские чиновники, засунув куда подальше свою гордыню, уже отправляются в Каракас. Но как же быть с «зелеными» принципами и отказом от участия в новых нефтегазовых проектах, которые буквально еще вчера декларировали американцы? Напомню: в рамках Климатического саммита ООН, состоявшегося с 31 октября по 12 ноября 2021 года в шотландском Глазго, девятнадцать стран, включая США, обязались до конца 2022 года прекратить государственное финансирование зарубежных проектов по добыче ископаемого топлива. Вслед за прекращением государственного финансирования назревало и введение ограничений на инвестиции частных компаний западных государств. Во всяком случае, американские корпорации испытывали огромное давление со стороны «зеленого» лобби и были вынуждены отказываться от новых добычных проектов.

А венесуэльская нефть «зеленой» точно не будет. Упомянутые $100 млрд инвестиций — это стоимость перезапуска уже имеющихся объектов нефтяной индустрии Венесуэлы. Создание новой инфраструктуры, нацеленной на минимизацию углеродного следа, — это совсем другие деньги.

Единожды предав…

Впрочем, деньги здесь даже не самое главное. Вопрос, готов ли Каракас начать с чистого листа и восстанавливать взаимоотношения с США в нефтяной сфере. Страна уже получила горький урок. Надо сказать, что тот же Уго Чавес, возглавлявший страну в 1999–2013 годах, при всей своей антиамериканской риторике до последнего стремился сохранить торговое партнерство с главным покупателем венесуэльской нефти — США. Он всегда подчеркивал готовность своей страны играть роль надежного поставщика энергоресурсов на американский рынок, никогда не грозил «нефтяной дубиной» и не рассматривал возможность прерывания экспорта в США в ответ на недружественные действия Вашингтона. Санкции и разрушение нефтяной индустрии Венесуэлы — это односторонняя инициатива США. Теперь, на фоне обострения отношений с Москвой, старый надежный поставщик вновь понадобился. Белый дом рассчитывает достать его из чулана, стряхнуть с него пыль и вновь встроить в структуру нефтяного рынка. Но пойдет ли на это сам Каракас? Можно ли садиться за стол переговоров с тем, кто уже однажды предал?

Сегодня перед Венесуэлой открываются совсем другие, более привлекательные перспективы возрождения своей нефтяной индустрии. Они заключаются в создании альянса со странами, противостоящими США и даже уже попавшими под американские рестрикции. Китай уже протянул руку помощи латиноамериканской стране. В 2021 году, несмотря на общее сокращение китайского нефтяного импорта (растущий спрос покрывался за счет запасов, накопленных в 2020 году при низких ценах), наращивались поставки из Ирана и Венесуэлы. Согласно данным Bloomberg, они в совокупности достигли 352 млн барр. и оказались максимальными за последние три года (на 53% выше, чем годом ранее).

Основными импортерами нефти из Ирана и Венесуэлы являются частные китайские НПЗ. Поставки обычно осуществляются двумя способами: из страны происхождения нефти на танкерах с выключенными транспондерами или при помощи перелива нефти в танкеры из других стран в море, чтобы скрыть ее происхождение. В статистике она обычно учитывается как поставки из Омана или Малайзии. То есть Китай очень мало беспокоят американские санкции, особенно если их охват постоянно растет. А на фоне возможного введения ограничений против российского нефтяного экспорта Пекин и вовсе будет игнорировать санкции против любых государств, неугодных Америке, — будь то Россия, Иран или Венесуэла.

Китай при необходимости справится с возрождением венесуэльской нефтяной индустрии лучше, чем США. Объем зарубежных инвестиций Китая в 2021 году достиг $145,19 млрд. На этом фоне $10–13 млрд в год на создание прочной базы нефтяных поставок — не столь уж крупная сумма. Вообще Китай сегодня все основательней и основательней заходит в Латинскую Америку, и поэтому инвестиции в восстановление добычи в Венесуэле могут вполне вписаться в его общую экономическую стратегию.

Таким образом, вряд ли американскую делегацию ждет успех. Но хочется надеяться, что в Каракасе уже работают делегации из Пекина и Москвы, которые обсуждают новую конфигурацию мирового нефтяного рынка на фоне санкционной истерии.