Эксперт рассказал, как «Газпром» может решить проблему с «Северным потоком»
Фото: Газпром

Эксперт рассказал, как «Газпром» может решить проблему с «Северным потоком»

«Газпром» во второй раз за два дня снижает прокачку по газопроводу «Северный поток». Причина та же – остановка эксплуатации еще одного газотурбинного двигателя Siemens. Суточная мощность газопровода ночью 16 июня будет снижена до 67 млн кубометров в сутки, при том, что номинальная составляет 167 млн куб. м.

ИнфоТЭК попросил прокомментировать ситуацию и ее перспективы главного директора энергетического направления Института энергетики и финансов Алексея Громова:

У компании Siemens заключен долгосрочный контракт на техническое обслуживание оборудования для прокачки газа по «Северному потоку». И, с учетом всего спектра санкций, введенных в отношении России, у Siemens возникли серьезные проблемы. Компания дает понять, что она готова исполнить условия контракта, но зажата санкционными ограничениями. Это объективная реальность и последствия могут стать самым серьезным вызовом для России.

Объемы прокачки по «Северному потоку» снижаются. В соответствии с требованиями технической безопасности, «Газпром» вынужден ограничивать работу тех компрессорных станций, для которых отсутствует резервный контур (то есть запасные ГПА, которые могут продублировать отправленные на ремонт). Если один из агрегатов оперативно не ремонтируется, или не возвращается из ремонта, возникает стратегический вызов безопасности работы оборудования. По требованиям технической безопасности эта ситуация может привести к закрытию не только отдельных компрессорных станций, но и приостановке работы всего газопровода. А это уже большой политико-экономический вызов.

Так что теоретически «Северный поток» может быть остановлен — строго на основании требований технической безопасности. Но перекрывать «Северный поток» не в интересах ни России, ни Германии. Это форс-мажор для обеих сторон, однако если «Газпром» оперативно не устранит проблему с Siemens, сокращение поставок по техническим причинам, связанным с неисправностью оборудования, может привести к претензиям со стороны Германии в связи с неисполнением контракта — если «Газпром» не сможет перебросить объемы с «Северного потока» на другие маршруты. А здесь, по сути, остается только один вариант — Украина, так как поставлять газ по трубе «Ямал-Европа» нельзя в связи с собственными контрсанкциями России.

Все условия для эскалации ситуации в наличии, однако «Газпром» в этом не заинтересован, в его интересах обеспечить полное функционирование системы для поставок в полном объеме надежному контрагенту, который, к тому же, оплачивает газ рублями.

На мой взгляд, наиболее оперативно «Газпром» мог бы решить вопрос путем своеобразной локальной хирургической операции — использовать для обеспечения работы «Северного потока» в полном номинальном мощностном объеме аналогичное оборудование, сняв его с каких-то других участков своей газотранспортной системы. Некий вариант «газотранспортного каннибализма», аналогичный тому, что мы уже наблюдали в авиационной отрасли. Впрочем, нет стопроцентной уверенности, что это технологически возможно.

Но нужно думать и о том, что проблема гораздо шире, она носит системный, стратегический характер. Если ситуация не будет разрешена, это станет угрозой для всей российской газотранспортной системы в целом, так как в последние годы много оборудования для ГТС России поставляла именно Siemens, а компрессорные станции требуют ежегодной профилактики, ремонта, замены каких-то элементов. Нужно оценить, где в российской ГТС используется оборудование Siemens и устранить эту угрозу за счет импортозамещения. Газотранспортная система в РФ работает давно, и есть компрессорные станции отечественного производства, это не эксклюзив компании Siemens, опыт создания аналогов у нас есть.

Однако использование в «Северном потоке» оборудования именно Siemens, очевидно, прописано в контракте. «Северный поток» — международный проект, и в нем присутствует в том числе германский капитал. Так что попытки заменить оборудование производства ФРГ на российское может породить новые вопросы. Но они будут решаться уже на корпоративном уровне.