Выстрел во внутренний рынок

Выстрел во внутренний рынок

Россия поставляет нефть и нефтепродукты в США на протяжении более чем 25 лет. Пик поставок пришелся на 2011 год, когда Штаты, по данным Управления энергетической информации (EIA), импортировали из нашей страны 227,8 млн барр. После этого начался спад, который прервался в 2019 году.

В начале 2019 года Соединенные Штаты ввели санкции против одного из своих крупнейших поставщиков — Венесуэлы, откуда ежегодно поступало от 220 до 350 млн барр. высоковязкой нефти. С этого момента вновь начали расти закупки в России.

Ренессанс не отменяет импорта

Напомним, что в 2012 году в США наступил ренессанс нефтедобычи: за счет вовлечения в разработку сланцевых отложений производство черного золота увеличилось с 5,85 млн барр/сут до рекорда в 13,1 млн барр/сут (в марте 2020 года). Соединенные Штаты даже стали экспортировать часть добываемой нефти. Но вовсе не потому, что они смогли полностью удовлетворить внутренний спрос. Номинальная разница между добываемыми и потребляемыми объемами достигла порядка 8 млн барр/сут. Но черное золото все равно вывозили. Причина проста: часть добываемого сырья не получалось реализовать на внутреннем рынке, экспортировать было гораздо выгоднее.

Фактически с 2012 года рост нефтедобычи обеспечивался за счет легких и сверхлегких сортов, доля которых к марту 2020 года достигла 68%. А нефтеперерабатывающие заводы в США ориентированы на средние и тяжелые сорта. Для эффективной переработки им приходилось смешивать американское сырье с тяжелой, вязкой нефтью или, к примеру, мазутом.

В прошлом году Соединенные Штаты закупили на внешнем рынке 3,09 млрд барр. нефти и нефтепродуктов. Это было больше, чем в 2020-м (2,88 млрд барр.), но все еще меньше, чем в доковидном 2019-м (3,3 млрд барр.).

Крупнейшим экспортером является Канада, которая обеспечивает более половины всех поставок. Так, в 2021 году из этой страны в Соединенные Штаты поступило 1,584 млрд барр. На втором месте расположилась Мексика — 0,259 млрд барр. А Россия с минимальным отрывом заняла третье место — 0,245 млрд барр.

Из всех стран ОПЕК было импортировано 0,349 млрд барр. Для картеля это был один из самых низких результатов за всю историю (меньше были поставки только в 2020 году). Собственно, именно по опековскому импорту сланцевая нефть нанесла наиболее сильный удар.

Бей своих…

Интересный момент заключается в том, что по импорту одной лишь нефти Россия на американском рынке окажется на пятом-шестом месте. Порядка 70% наших поставок — нефтепродукты (около 0,173 млрд барр. в 2021 году), в основном мазут (и дизельное топливо). Потому запрет на импорт из Венесуэлы и подстегнул спрос на российский мазут.

Удар по импорту из нашей страны ухудшает и без того тяжелое положение на рынке моторных топлив Соединенных Штатов. В ходе мирового энергетического кризиса США столкнулись с резким ростом цен на моторное топливо, что вызвало недовольство населения. К концу 2021 года стоимость 1 литра бензина приблизилась к $1 за литр. Прогнозы американского Министерства энергетики уверяли, что этот показатель значительно сократится в 2022-м (80,7 центов) и тем более в 2023-м (73,9 центов). Уже в феврале эти прогнозы пошли прахом: к концу месяца бензин подорожал до $1,04 за литр, а по состоянию на 7 марта средний показатель увеличился до $1,18 за литр.

Сам факт запрета на российскую нефть и нефтепродукты подстегивает рост внутренних цен. Целились в российский импорт, а попали в собственный рынок моторных топлив.

Конечно, это не смертельно для американской экономики, и поставки из нашей страны так или иначе можно будет заместить. Просто это будет тяжело сделать, так как энергетический кризис никто не отменял, а спрос на энергоносители (включая нефть) продолжает расти. Это значит, что Штатам придется вступить в конкурентную борьбу за дополнительные объемы черного золота со странами вроде Китая.

Россия найдет альтернативу

У российских компаний в текущих условиях проблем с реализацией 0,245 млрд барр. возникнуть не должно. Мировой рынок легко переварит перенаправленную из США нефть, а что касается мазута, то для него сейчас открывается дополнительная ниша.

Во второй половине 2021 года на фоне энергетического кризиса стали звучать прогнозы о росте спроса на нефтепродукты со стороны электрогенерации. Нефтепродукты должны были частично заместить сверхдорогой газ. И рост, пусть и не лавинообразный, действительно наметился. Если взять в качестве примера Германию, то мы увидим, что в доковидном 2019-м мазут обеспечил производство 0,75 ТВт·ч, а в 2021-м этот показатель вырос до 1,44 ТВт·ч. В текущем году данная тенденция сохраняется.