Россия должна отказаться от "политики страуса"

Какие меры нужно принять для снижения нефтяного дисконта и решения вопроса наполняемости бюджета

Россия должна отказаться от "политики страуса"
Фото: Егор Алеев / ТАСС

Бюджет РФ на 2023 год сверстан из расчета $70 за баррель, что совсем не соотносится с текущими котировками российской нефти. При этом налоги, пополняющие казну, исчисляются не на основе стоимости одной конкретной партии нефти, проданной на базисе того или иного порта, – сумма налогов определяется исходя из среднемесячных данных. Их у нас пока нет, но мы можем прогнозировать, что за текущий период среднемесячные цены будут ниже $70 за баррель. Более того, в ближайшие месяцы будет длиться сезон низкого спроса. При этом Россия активно перестраивает логистику своего нефтяного экспорта, что приводит в том числе к дисконтам на сырье.

Корову меньше кормить и больше доить

Повлиять на мировые цены Россия может лишь одним способом – ограничив нефтяной экспорт. Но будет ли она это делать, отвечает ли это интересам государства – большой вопрос. В любом случае влияние будет лишь косвенным, глобальные нефтяные котировки в куда большей степени зависят от спроса со стороны таких крупных игроков, как Китай, а также от возможности нефтяных интервенций со стороны США.

Что же в таком случае может сделать государство, чтобы все-таки исполнить бюджет, рассчитанный на $70 за баррель? Во-первых, увеличить заимствования и использовать средства, которые накоплены в Фонде национального благосостояния. Во-вторых, власти могут увеличить некоторые налоги на нефтегазовые компании. Впрочем, на 2023 год это и так уже сделано – как раз для парирования ряда рисков, связанных с выпадающими доходами (риски, в свою очередь, сформировались из-за санкционного давления Запада на Россию). В частности, были повышены экспортные пошлины на газ и "газовый" НДПИ, также в ряде случаев был увеличен налог на прибыль компаний нефтегазового сектора.

Эти меры выглядят несколько парадоксально, учитывая, что одновременно компаниям приходится наращивать инвестиции. Но государство, видимо, считает, что для того, чтобы корова меньше ела и давала больше молока, ее надо меньше кормить и больше доить.

Также не стоит забывать о том, что на размер налога на добычу влияет не только его ставка, но и цена нефти в долларах, а также курс национальной валюты. Соответственно, у государства всегда есть возможность ослабить рубль для того, чтобы достичь необходимой рублевой цены на нефть марки Urals, которая является эталонным сортом, прописанным в налоговом кодексе.

Отказаться от мантр

Но это все – шаги краткосрочного характера. Для решения проблемы в перспективе нужен более глубокий и системный подход. Меры, которые необходимо принять для сокращения дисконта на российскую нефть, можно разделить на два больших класса. Первый – стратегические меры, к которым относится создание российской экосистемы морских перевозок. Такая система должна включать в себя весь контур предоставляемых услуг – от страхования и финансирования перевозок до строительства танкеров для транспортировки нефти и нефтепродуктов на 100% из российских комплектующих.

Мантра "мы всегда можем купить все необходимое где-то там", на мой взгляд, окончательно дискредитировала себя в 2022 году. И люди, которые продолжают ее повторять, вызывают некоторое удивление.

Вторая группа включает в себя тактические меры. Прежде всего, было бы неплохо, если бы из нашего налогового кодекса в принципе исчезли доллары (в части определения величины налогов) и данные агентств Argus и Platts, которые мы собираем для вычисления средних значений цены российской нефти (а они, в свою очередь, влияют на размер налогов). Опираться на данные, которые нам предоставляют западные ценовые агентства, в текущих обстоятельствах – абсурд. То есть нашему государству необходимы собственные агентства, своя статистика, которая и станет основой для определения сумм налогов, собираемых с нефтегазовых компаний.

У нас есть специалисты, которые способны это сделать. Нам необходимо отказаться от политики страуса, прячущего голову в песок, в то время как российскую статистику публикует кто-то другой. Нам надо самим собирать и обнародовать статистику по различным портам, из которых отправляется нефть, а также по сортам этого сырья, чтобы западным партнерам стало невозможно заниматься манипуляциями. А сейчас ими, например, занимаются Argus и Bloomberg.

Манипуляция выглядит так: берется один порт, из которого отправляется один сорт нефти. Безусловно, этот сорт важный и занимающий более чем заметное положение на рынке, но все же он – один из многих. И на основе информации об одной покупке, совершенной в одном порту в один определенный день, делается вывод о состоянии всех цен на нашу нефть. Это создает неблагоприятное впечатление у покупателей о российском "черном золоте". Они начинают думать, что вся наша нефть действительно столько стоит, раз мы продаем по такой цене. Нам необходимо демонстрировать, что наша нефть разная, продается по разным ценам, из разных портов.

Нужно не бояться говорить о том, что сейчас мы входим в тяжелый период, который продлится как минимум квартал, а как максимум год. В течение этого периода мы будем перестраивать нашу логистику, будем терпеть необходимый дисконт как плату за риск перевозки нашей нефти (в основном, того сырья, которое ранее шло на Запад). При этом даже упомянутый Bloomberg вынужден признать, что те сорта, которые изначально продавались на Восток, и сейчас реализуются с существенно меньшим дисконтом, не превышающим, как правило, $10 за баррель. В текущих обстоятельствах России это крайне выгодно.

От индексов – к бенчмарку

Создание собственных российских индексов, публикация статистики – это то, чем можно заниматься уже сейчас. Кроме того, в перспективе надо создать и собственные эталонные сорта – Россия слишком крупный игрок, чтобы игнорировать необходимость формирования собственного бенчмарка. Насколько известно, такие планы у государства есть. Теоретически, создать собственный бенчмарк можно уже в текущем году. А стратегические меры будут в достаточной степени реализованы к концу текущего десятилетия, если начать ими заниматься сейчас.

Кстати, в краткосрочной перспективе ситуация с мировыми ценами может измениться в пользу России. Дело в том, что в Китае снимаются ковидные ограничения, что ведет к росту спроса на нефть. И успеет ли предложение за растущим спросом (учитывая, что Соединенные Штаты уже не выводят на рынок дополнительные объемы нефти, как это было в 2021 и 2022 годах) – большой вопрос. Таким образом, мировые цены на нефть, включая российскую, могут к концу первого квартала существенно вырасти. В этом случае острота проблемы наполняемости российского бюджета резко снизится.

Об авторе

Александр Фролов
Александр Фролов
Заместитель генерального директора Института национальной энергетики
Все статьи автора

Аналитика на тему