«Ноев ковчег», санкционный произвол и конец «зеленого» перехода
Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

«Ноев ковчег», санкционный произвол и конец «зеленого» перехода

В ходе Петербургского международного экономического форума глава компании «Роснефть» Игорь Сечин представил доклад, в котором объясняются политические и экономические предпосылки антироссийских санкций Запада, а также их последствия. Переформатирование рынков и давление Соединенных Штатов скажутся не столько на России, сколько на Европе, и, отчасти, даже на самих США. Однако Россия способна предложить «Ноев ковчег» для мировой энергетики.

ПОЛИТИКА

Понятие «презумпция невиновности» уничтожено

Антироссийские санкции Запада (в первую очередь со стороны Соединенных Штатов) разрушают не только институт контрактных обязательств как таковой, но и судебно-правовую систему в целом, а также губительно сказываются на финансовом и промышленном секторах. Об этом в субботу рассказал глава «Роснефти» Игорь Сечин в ходе Петербургского международного экономического форума.

Текущий энергетический кризис вызван именно санкциями, которые США используют как своеобразную «волшебную палочку», которая позволяет добиться поставленных целей, отметил Сечин.

Собственно, о том, что санкции являются инструментом достижения политических целей, еще в 2021 году прямо заявило американское Министерство финансов.

«Из заявленных Минфином США принципов следует, что для того, чтобы подвергнуться санкциям, не нужно быть преступником. Достаточного того, чтобы действия того или иного субъекта противоречили политическим или экономическим целям США или просто конкурировали с ними», – указал Сечин, отметив, что, например, «Роснефти» предъявлялись необоснованные обвинения в поставках иранской нефти в страны ЕС.

Сам Евросоюз при этом признал, что «Роснефть» никакого отношения к событиям 2014-го года на Украине не имеет, но санкции в отношении компании, связанные именно с этим моментом, снять отказался.

«Понятие презумпции невиновности сегодня уничтожено, – сказал Сечин. – Все, против кого вводятся санкции, изначально являются виновными … «Порядок, основанный на правилах» – это мантра, обозначающая американоцентричный мир, которую американцы любят постоянно повторять и в нарушении которой они обвиняют Россию и Китай».

Санкционный «автогол»

Санкции в отношении России вызвали резкий рост инфляции в США, отказавшихся от российской нефти. Но санкции – лишь вершина айсберга: в действительности причин было несколько. По словам Игоря Сечина, изначально свою роль сыграли практически неконтролируемая эмиссия доллара (при этом эмиссионный ресурс США был исчерпан еще в 2020-2021 годах) и попытки форсированного «зеленого перехода», декарбонизации промышленности – политически мотивированной, но экономически не обоснованной.

Штаты пытаются справиться с инфляцией, но в качестве инструмента используют повышение ставок.

«Эффективная борьба с глобальной инфляцией через повышение ставок бесперспективна, поскольку приведет к коллапсу финансовой системы. Рост ставки ФРС радикально отстает и будет отставать от реальной инфляции, – отметил Сечин. – Между тем, на фоне неизбежного роста ставок растет стоимость обслуживания огромного американского долга. И в ближайшей перспективе США ждут рецессия и стагфляция. Мы уже видим начало рецессии. Падение американского индекса S&P 500 составило 23% с начала года».

Что касается «зеленого перехода», то именно санкции и уничтожили всякие перспективы для него. Уже сейчас Европа и США, отказавшись от российских энергоресурсов, вынуждены искать им замену, возрождая в том числе угольную генерацию, которая считается наименее экологичной. По словам Сечина, в действительности «зеленый переход» был нужен лишь как средство манипулирования рынком, но необходимость в нем отпала, когда ЕС и Соединенные Штаты начали применять более грубые и радикальные способы, такие как отъем имущества.

Есть еще один характерный момент, касающийся США: в связи с резким ростом цен на бензин (они достигли рекордных $5 за галлон) американский президент Джо Байден обратился к производителям топлива с упреком в том, что они получают слишком высокие доходы в период противостояния. В росте цен Байден обвинил персонально своего российского коллегу Владимира Путина и призвал компании США максимально нарастить производство.

Компании в ответ заявили, что нефтеперерабатывающие заводы и так работают с максимальной нагрузкой, а цены на нефтепродукты определяются мировым рынком. А также напомнили, что часть НПЗ была остановлена в рамках перехода на возобновляемые источники, и что сам Байден в ходе своей предвыборной компании, упирая на «зеленую» повестку, обещал сделать традиционный ТЭК более дорогим. На это наложились высокие цены на нефть на мировом рынке, а главное – перестройка логистических цепочек, связанная с выходом из пандемии, ростом спроса и запретом на поставки из России. Вашингтон, впрочем, на этом не остановился и пригрозил ввести дополнительный налог на прибыль для нефтяников.

«Все это наводит на мысль, что, исчерпав санкционный ресурс в отношении Ирана, Венесуэлы и России, администрация Соединенных Штатов может добраться и до субъектов рынка в самих США», –  отметил Игорь Сечин.

Смена экономико-технологического уклада за счет Европы

Гибридная война с Россией, упомянутый уже «зеленый переход» и даже антипандемийные ограничения – лишь попытки изменить сложившийся экономико-технологический баланс, полагает Сечин. Так как экспансионно-экспроприационная экономическая модель себя исчерпала.

«Возможно, итогом является, в том числе, отток инвестиционного капитала из Европы, где резко ухудшились рыночные параметры, в США, – полагает глава «Роснефти». – Таким образом, Америка остается, на сегодняшний день, единственным глобальным финансово-экономическим регулятором и экономическим доминантом».

Европа же, согласившись на введение санкций против России, фактически утрачивает свою субъектность и возможность стать экономическим конкурентом США, сказал Сечин. «Благодаря» санкциям (в частности, снижению импорта российских нефти и газа), в Европе уже сейчас самая дорогая энергия в мире. А это сказывается на промышленности: например, полный отказ от газа из РФ приведет к остановке сталелитейных предприятий и к обвалу промышленного производства в целом.

«Совершаемое Европой энергетическое самоубийство будет иметь долгосрочные последствия. Мы уже видим снижение ее экономического потенциала, утрату конкурентоспособности и прямые потери для инвесторов», – сказал Сечин и привел конкретные цифры.

Во Франции фондовый индекс CAC 40 снизился на 18%, в Германии индекс DAX упал на 19%, в Италии – на 22%. Суммарно инвесторы этих трех стран уже потеряли порядка $1,6 трлн. При этом в Германии индекс цен производителей в апреле вырос год к году на 33,5%, а затраты на энергию –  на 87,3%, что существенно снижает конкурентоспособность крупнейшей экономики Европы.

«Все больше немцев считают, что прежний уровень потребления стал им не по карману. Министр экономики Германии Роберт Хабек уже признал, что стране придется столкнуться с «новой бедностью», – констатировал глава «Роснефти».

В целом по ЕС агрегированный индекс цен на энергию вырос на 35,6%, но, например, в Бельгии, Нидерландах и Эстонии рост превысил 60-80%. По оценкам банка J.P. Morgan, повышение цен на энергоносители только в 2022 году может стоить Еврозоне дополнительные 550 млрд евро, что эквивалентно 4,5% ВВП.

На фоне этого капитализация трех крупнейших компаний американского ВПК (Raytheon, Lockheed Martin, Northrop Grumman) с начала года выросла на 19%, в то время как индекс S&P 500 снизился на 23%.

«То, с чем столкнулась Европа, приняв навязываемые ей антироссийские санкции, – это социальная деградация. По сути – демонтаж модели «социальной рыночной экономики». И как – социальной, и как – рыночной», – указал Сечин.

БИЗНЕС

Мейджоры или «мажоры»?

Непредсказуемость и постоянная смена приоритетов Соединенных Штатов приводит к тому, что крупные нефтегазовые игроки не могут планировать инвестиции на долгий срок и предпочитают вкладывать средства в расчете на максимально быструю отдачу. В частности, всеми способами увеличивают собственные дивиденды, вместо того, чтобы направлять финансовые средства на развитие бизнеса: добычи и переработки. Так, котировки американской ExxonMobil достигли исторического максимума на фоне высокой цены нефти, растущих дивидендов и выкупа акций. При том, что компания практически не вкладывает средства в новые проекты.

«В целом за последние пять лет суммарные капитальные затраты мейджоров в области разведки и добычи сократились на 29%. Вырученные, или, точнее, сэкономленные на инвестировании средства компании направляют на дивиденды и выкуп акций, расходы на которые за этот период выросли на 31%, – сказал Сечин. –  Таким образом, стратегия увеличения сиюминутной доходности повышает котировки акций, но фундаментально ведет к отказу от развития».

ВР остается

Сечин указал, что британская ВР, несмотря на заявления о безоговорочном уходе из России, остается крупнейшим частным акционером «Роснефти» (19,75%). ВР также по-прежнему владеет долями в совместных предприятиях с «Роснефтью» – «Таас-Юрях», «Харампурнефтегаз» и «Ермак Нефтегаз». Сечин полагает, что это говорит, скорее, о желании остаться в России, но «переждать» сложную геополитическую ситуацию, не понеся при этом реальных потерь.

«Аналогичные действия мы видим и со стороны других западных мейджоров. Объявление о выходе BP было неожиданным для «Роснефти», ничем не обоснованным с точки зрения успешного тридцатилетнего партнерства наших компаний и не было продиктовано коммерческими интересами BP и ее акционеров. Российский бизнес принес ВР $36 млрд доходов с 2003 года при лишь $10 млрд суммарных инвестиций, – отметил Сечин. – При этом даже на фоне ареста российских золотовалютных резервов и экспроприации зарубежных активов «Газпрома» Россия не создает препятствий для продолжения деятельности иностранных компаний, например, в отношении дивидендов, направляемых в адрес BP».

При этом глава «Роснефти» подчеркнул, что компания рассчитывает на принятие правительством РФ симметричных мер в случае попыток экспроприации российской собственности за рубежом.

«Ноев ковчег»

Россия способна обеспечить мировые потребности в энергоресурсах, заявил Сечин. Это возможно за счет энергетического потенциала РФ и целого портфеля крупных проектов, таких как, например, «Восток Ойл» самой «Роснефти». По словам главы компании, именно Россия сейчас является своеобразным «Ноевым ковчегом» для мировой энергетики. Тот же «Восток Ойл» – уникальный по своим масштабам проект, ресурсная база которого составляет 6,2 млрд тонн нефти, причем – с крайне низким содержанием серы (0,01-01%). Оценка проекта крупнейшими международными инвестиционными банками крайне высока: J.P. Morgan – $114 млрд, Raiffeisen – $90 млрд, Citi – $86 млрд, Goldman Sachs – $85 млрд, Bank of America – $70 млрд.

Уже сейчас, по результатам геологоразведки, прогнозируется прирост запасов на уровне 100 млн тонн, что кратно превышает прогнозы.  По словам Сечина, это позволяет уверенно планировать высокие уровни добычи на многие годы вперед c поэтапным выходом на объем до 115 млн тонн нефти в 2033 году. Кроме того, глава «Роснефти» отметил перспективы и по ресурсной базе природного газа. В частности, речь идет о таймырском месторождении имени Зиничева, запасы которого оценивается в 384 млрд кубометров.

Сечин назвал проект «Восток Ойл» локомотивом, способствующим развитию целых отраслей реального сектора экономики за счет мультипликативного эффекта вложенных инвестиций.

«Реализация проекта обеспечит рост капитализации и создаст мощный синергетический эффект для государства, – сказал глава «Роснефти». –  Будем рады видеть наших друзей в составе участников проекта строительства «Ноева ковчега» мировой экономики. Надо это сделать до потопа».