Насколько сильно Европа зависит от российской нефти?
Фото: Nikolay Gyngazov, Global Look Press

Насколько сильно Европа зависит от российской нефти?

Риски эмбарго со стороны ЕС резко усилили интерес к географии европейского нефтяного импорта. Насколько сильно Европа зависит от российского сырья? И могут ли страны Евросоюза найти альтернативу поставкам нефти из России?

 Как считать?

Ответить на эти вопросы можно с помощью портала Trade Map – проекта Центра по международной торговле Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), который агрегирует данные национальных таможенных агентств. Перед тем как представить результаты обработки данных, важно сделать несколько методологических пояснений.

Данные по импорту нефти (без учета газового конденсата) были «извлечены» с помощью международного таможенного кода 270900. При оценке объемов импорта учитывались не только 27 стран ЕС, но также Великобритания и Норвегия – страны, которые не входят в состав ЕС, но участвуют в санкциях Евросоюза и при этом импортируют нефть из России (несмотря на то, что сами являются крупными, по европейским меркам, производителями сырья).

Наконец, источники импорта были разделены на две категории: к первой были отнесены страны, не входящие в число этих 29 государств («внешний» импорт); вторую группу составила «внутренняя» торговля нефтью между указанными 29 странами. Здесь и далее, в целях удобства, ЕС, Великобритания и Норвегия обозначаются как страны европейского нефтяного рынка.

 Итоги 2021 года

«Внешний» импорт нефти в Европе в 2021 году достиг 396,1 млн т, более чем втрое превысив объем торговли внутри региона (122,4 млн т). Крупнейшим «внешним» поставщиком на европейский рынок (с долей в 26%) ожидаемо стала Россия: импорт нефти из РФ составил 102,8 млн т, тогда как из США Европа импортировала 47,1 млн т (12%), из Ливии – 38,5 млн т (10%), из Казахстана – 34,7 млн т (9%), а из Нигерии – 32,1 млн т (8%).

Примечательно, что за пределами первой пятерки остались Саудовская Аравия (28,9 млн т; доля – 6%) и Ирак (30,8 млн т; 8%), два крупнейших производителя нефти среди стран ОПЕК, которые, в свою очередь, опередили Азербайджан (20,6 млн т; 5%), Алжир (14,1 млн т; 4%) и Мексику (7,7 млн т; 2%). Общая доля всех прочих стран, с учетом округления, составила 11% (44,8 млн т).

«Внутренний» европейский импорт в 2021 году почти на 60% состоял из поставок из Норвегии (58,1 млн т; доля – 47%) и Великобритании (12,9 млн т; 11%). Формально более трети импорта (44,1 млн т; 36%) пришлась на Нидерланды – крупнейший в Европе логистический хаб для производителей нефти, газа и угля, из-за чего в этих объемах, с высокой вероятностью, «сидят» поставки из других стран. Суммарная доля Италии, Дании и Румынии, входящих в пятерку ведущих производителей нефти в Европе, составила 2% (2,5 млн т), а всех прочих государств – 4% (4,8 млн т).

 Обратная зависимость

Как видим, четверть «внешнего» импорта нефти в Европе приходится на Россию, однако обратная зависимость является еще более сильной: доля европейских стран в экспорте нефти из РФ (без учета газового конденсата) в 2021 году составила 48% (111,2 млн т из 231,6 млн т; данные по экспорту и импорту несколько расходятся из-за разницы в методологии подсчета). Если же учитывать Японию, заявившую о намерении постепенно отказаться от импорта нефти из РФ, то эта доля возрастает до 50% (115,7 млн т из 231,6 млн т).

При взгляде на «сухие» цифры в глаза также бросается высокая роль Ливии, которая сумела занять десятую часть в структуре европейского нефтяного импорта. По оценке S&P Global Platts, Ливия в 2021 году добывала 1,11 млн барр. нефти в сутки (б/с), что эквивалентно 55,3 млн т (при использовании годового коэффициента 49,8). Тем самым на поставки в Европу (38,5 млн т) у Ливии пришлось 70% добычи. Правда, потенциал дальнейшего наращивания поставок пока что ограничен из-за периодической блокировки крупнейших ливийских портов и атак на ливийскую нефтедобывающую инфраструктуру: так, в апреле 2022 года из-за форс-мажора на крупнейших в стране месторождениях Эш-Шарара и Эль-Филь добыча в Ливии снизилась до 913 тыс. б/с (против 1 074 тыс. б/с в марте и 1 112 тыс. б/с в январе).

 Резервы ОПЕК

Нельзя также не обратить внимание на сравнительно низкую долю Саудовской Аравии, Кувейта и Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ), на которые в 2021 году в общей сложности пришлось лишь 6% импорта ЕС (22,9 млн т из 396,1 млн т). Именно эти страны обладают наибольшим потенциалом наращивания экспорта: по данным ОПЕК, в апреле 2022 года они добывали на 2,6 млн б/с меньше, чем в апреле 2020 года (16 млн б/с против 18,6 млн б/с), когда уже развалилась старая сделка ОПЕК+, а новая (объемом в 9,7 млн б/с) еще не вступила в силу.

Вынужденный уход России с европейского рынка может создать для Саудовской Аравии, ОАЭ и Кувейта очевидные стимулы для использования незадействованных добывающих мощностей, тем более что Saudi Aramco, Kuwait Oil Company и, с некоторыми оговорками, ADNOC фактически являются производственными подразделениями национальных энергетических регуляторов.

Не стоит сбрасывать со счетов и Иран, который до введения санкций экспортировал за рубеж 2,6 млн б/с (не только в Европу, но и в прочие регионы мира). Ключевой иранский экспортный сорт Iranian Light по содержанию серы (1,46%) близок к российскому бенчмарку Urals (1,44%, по оценке S&P Global Platts). Поэтому в случае эмбарго европейские страны-участницы переговоров по иранской ядерной сделке (Великобритания, Франция, Германия) будут напрямую заинтересованы в скорейшем возвращении Ирана на нефтяной рынок. Впрочем, сколь быстрым окажется это возвращение, пока не известно. Как и то, когда ближневосточные участники сделки ОПЕК+ вернутся к прежним максимумам добычи, тем самым отказавшись быть приверженными текущим соглашениям.