На тебе, боже, что «Лукойлу» негоже

На тебе, боже, что «Лукойлу» негоже

На днях «Лукойл» заявил, что может остановить свои НПЗ. Основная причина, по мнению частных нефтяников, не в санкциях или недостатке внутреннего спроса, а в том, что не хватает мощностей для хранения мазута.

Чтобы не принуждать экономику и население хранить «лукойловский» мазут в пожарных емкостях и кастрюлях, Алекперов предлагает перенаправить избыток топлива на ТЭЦ и отменить высокие штрафы за негативное воздействие на экологию.

Странное заявление от СЕО компании, которая еще недавно публично гордилась высокой степенью переработки добываемой нефти. Кстати, «Роснефть», крупнейший российский нефтепереработчик, ни о каких проблемах с хранением «лишнего» мазута не объявляла.

Ну хорошо, ТЭЦ так ТЭЦ. Проблема в том, что мазут на ТЭЦ практически не используется (всего 2% в 2020 году). И не только потому, что дороговат (в 2021 году средняя цена мазута, к примеру, на Хабаровской ТЭЦ-3 составила 28,5 тыс. рублей за тонну, тогда как угля – всего 4 тыс. рублей за тонну), но и потому, что обладает высоким содержанием серы.

По второму пункту все ясно: «Лукойл», как я уже говорил, настаивает на приостановке применения повышающих коэффициентов 25 и 100 к ставке платы за вредные выбросы.
Что до первого пункта – высокой цены, то «Лукойл» прозрачно намекает правительству и регионам, что неплохо бы субсидировать поставки мазута на ТЭЦ.

А как по-другому сделать мазут конкурентоспособным?

Логика бывшего флагмана нашей нефтянки полностью в духе коррупционно-либеральной модели российской экономики прошлых лет: сверхприбыли – себе, убытки – государству. Или за счет здоровья людей, если говорить об отмене экологических штрафов.

В то же время «Лукойл» как социально ответственная компания (а он себя позиционирует только так и не иначе) мог бы освободить емкости, реализовав мазут по символическим ценам. Тем же бюджетным учреждениям, котельным в моногородах или российской армии.

Впрочем, про армию написано явно зря. «Лукойл», как мы знаем, не поддерживает специальную военную операцию на Украине и настаивает исключительно на мирных переговорах (правда, не очень понятно, с кем и о чем).

Убытки? Но «Лукойл» доберет разницу за счет реализации бензина и других нефтепродуктов, а также не на словах, а на деле займется глубокой переработкой нефти. Кроме того, вывести средства за границу сейчас нельзя, значит, «Лукойл» скоро начнет искать мощности не только для хранения «лишнего» мазута, но и для «избыточных» денег.

Предлагать Алекперову снизить цены на АЗС – и не только на соляру, но и на бензин – мы не станем, ибо «лукойловцев», простите, жаба задушит. Так же, как не будем приводить разумные аргументы, что повышение доступности моторного топлива снизит издержки в экономике, уменьшит инфляцию, простимулирует автотуризм.

Их это не касается, и зарплату за радение о стране им не платят.
«Капитаны бизнеса» вчерашних дней никак не возьмут в толк, что после 24 февраля ситуация в стране изменилась кардинально, и прежние лекала больше не работают. Это имеет отношение не только к «Лукойлу», но и к металлургам, золотодобытчикам, монополистам-транспортникам.

Жаль, растолковать эту истину некому. Надеюсь, пока некому.