Европе не усидеть на двух стульях

Европе не усидеть на двух стульях

Еще до военной спецоперации России в Украине европейское сообщество всерьез задумалось о необходимости снижения зависимости от российского газа и в целом о замене газа в энергобалансе региона на возобновляемые источники. Несмотря на то что «Газпром» продолжает наращивать поставки даже в разгар конфликта, призывы Европы к как можно более быстрому отказу от российского газа только усилились. Еврокомиссия представила Евросоюзу план полного отказа от угля, нефти и газа из России, который должен быть реализован до 2027 года. Помимо диверсификации поставок углеводородов и роста энергоэффективности во главу угла ставится ускоренное развитие ВИЭ.

Среди европейских стран-лидеров Германия является главным «бенефициаром» российского газа. В течение многих лет РФ и Германия оставались союзниками в части поставок газа и обеспечения энергобезопасности страны. Через территорию Германии проходят транзитные объемы с «Северного потока», а в самой ФРГ на импорт газа из России приходится 57% внешних поставок (данные за 2021 год). Доля российского газа в его потреблении в Германии достигла в прошлом году 53%. Помимо газа Германия активно импортировала из России уголь и нефть.

После начала конфликта риторика немецких политиков изменилась. «Зеленые» настаивают на необходимости ускорить энергопереход и значительно увеличить инвестиции в ВИЭ, которые в перспективе должны полностью заменить углеводороды, включая российские.

Совокупные мощности ВИЭ (ветер, солнце, гидроэнергетика) в Германии на текущий момент составляют 130 ГВт, еще 10 ГВт были на стадии планирования в конце 2021 года. В балансе электроэнергетики страны доля ВИЭ составляет больше половины (около 55%, включая гидро- и атомную энергетику), на долю газа приходится 15% генерации за 2021 год, на долю угля — 30%. Причем еще в 2020 году доля газа была выше и составляла 17%, а доля угля ниже — 25%. Несмотря на высокую долю ВИЭ Германия все еще сильно зависима от традиционных углеводородов, в первую очередь российских.

Безусловно, сиюминутный отказ от российского газа и угля в текущих реалиях просто невозможен. Чтобы полностью заменить только российский газ, за год должно быть построено 17 ГВт ветряной генерации и 28 ГВт солнечных электростанций. Учитывая исторические темпы по вводу новых мощностей (в районе 6–8 ГВт в год), 45 ГВт — недостижимая цифра.

Допустим, Германия поставит цель заменять российский газ возобновляемыми источниками постепенно. В сценарии, где это происходит в течение следующих пяти лет, Германия все так же будет вынуждена вводить новые мощности ВИЭ ускоренными и куда более высокими темпами, чем сейчас. Так, мощности СЭС начиная с текущего года должны каждый год увеличиваться в среднем на 13 ГВт (против 5,3 ГВт, введенных в 2021 году). То есть скорость ввода должна увеличиться более чем вдвое.

Аналогично по ветряной энергетике: прирост мощностей ВЭС должен вырасти в два, а то и в три раза относительно прироста в 2021 году (на 2,2 ГВт). К слову, до начала конфликта Германия планировала ввести в 2022 году от 2,3 до 2,7 ГВт мощностей ветрогенерации.

Даже если отказ от российского газа будет плавным, маловероятно, что ВИЭ смогут полностью компенсировать сокращение газового импорта. Это требует колоссальных инвестиций, которые в условиях текущего кризиса, накрывшего Европу, по сути являются недостижимыми. Не стоит забывать и о нестабильности генерации на ВИЭ, что нам наглядно продемонстрировал прошлый год, когда ветряки просто простаивали из-за отсутствия ветра.

Таким образом, Германии, как и многим другим странам ЕС, все же придется смириться с необходимостью использовать традиционные углеводороды. Показательно, что в прошлом году доля «грязной» генерации из угля выросла на фоне дорогого газа, откатив Германию в части энергоперехода на несколько лет назад. Если намерение отказаться от российских нефти, газа и угля не изменится, их придется возмещать альтернативными поставками, а для этого необходимо строить новую инфраструктуру, включая расширение портов и строительство СПГ-заводов, а также расширять сухопутные транспортные узлы. А это, в свою очередь, тоже потребует больших денег. Сомнительно, что Германия и Европа в целом смогут усидеть на двух стульях, ускоряя развитие ВИЭ и в то же время создавая новую инфраструктуру для альтернативных России поставок углеводородов. Чем-то придется пожертвовать, и, скорее всего, жертвой станет энергопереход, темпы которого замедлятся, а планы по достижению нулевых выбросов отодвинутся на несколько лет вперед.