Европа меняет «зеленый» переход на энергетическую безопасность
Фото: Энел Россия

Европа меняет «зеленый» переход на энергетическую безопасность

США и страны еврозоны, преодолев последствия пандемии путем накачивания финансового рынка и стимулирования потребительского спроса дешевыми эмиссионными деньгами, уже в III квартале 2020 года показали высокие темпы роста национальных экономик. Резкое падение цен на энергоресурсы в первом полугодии 2020 года из-за локдаунов создало иллюзию для нетто-импортеров, что праздник для потребителей на рынке углеводородов будет продолжаться. Погоду на рынке делали покупатели, продавцы устраивали демпинг в конкурентной борьбе за долю рынка.

Страны ЕС решили воспользоваться ситуацией и привязали 70% всего объема сделок с «Газпромом» к спотовой цене газа на бирже. Дальше стали срабатывать другие факторы, причем не в пользу импортеров, и рынок начал разворачиваться в сторону продавца.

Факторы возврата высоких цен

Провозглашенный четвертый энергопереход на «зеленые» источники энергии привел к переключению основных инвестиционных потоков от нефтегазовой и угольной отраслей на проекты в сфере ВИЭ и гидрогенерации. Крупнейшие международные нефтяные компании стали массово отказываться от инвестиций в новые проекты по разведке и добыче, частично избавляться от своих добывающих активов и под давлением экологических организаций менять стратегии и диверсифицировать свою деятельность.

«Зеленая» энергетика требует огромных инвестиций: в базовом сценарии объем финансовых вложений для достижения углеродной нейтральности к 2050 году оценивался в $100–120 трлн, а в сценарии ускоренного перехода верхний потолок составлял $250–270 трлн. С такими объемами инвестиций сейчас проблема. Вливание эмиссионных денег в экономику заканчивается, а рост инфляции (порядка 7%) заставляет ФРС свернуть программу количественного смягчения QE и заявить о начале периода повышения ключевой ставки. Это означает, что темпы роста экономики сократятся, деньги станут дорогими, и необходимого объема инвестиций в проекты «зеленой» энергетики просто не будет.

После аварии танкера в Суэцком канале, надолго нарушившей систему поставок, стало очевидно, что мировая логистика работает на пределе своих возможностей. Стоит сказать, что перебои в логистике в условиях глобальной кооперации отразились не только на поставках нефти и газа, но и на всех отраслях – от производства полупроводников до сборки автомобилей.

Восстановление экономик США и стран еврозоны, стартовавшее в конце 2020 года, привело к росту потребления энергоресурсов. Более чем на 7% увеличился спрос на электроэнергию. Постпандемийное восстановление добычи нефти не успевало за спросом. Динамика роста экономик Юго-Восточной Азии вызвала расширение спроса на сжиженный газ, что привело к формированию премиальных цен и перенаправлению поставок СПГ с европейского рынка на азиатский, дав старт резкому росту цен на газ в Европе с лета 2021 года. Основные поставщики, помимо России, не обеспечили Европу нужными объемами СПГ. В результате холодной зимы и жаркого лета 2021 года Европа не смогла заполнить подземные хранилища газом. Теперь эту проблему придется решать в нынешнем году, но уже в условиях, когда цены на газ ставят новые рекорды.

Европа откладывает энергопереход

На пороге энергетического кризиса Европе приходится приостановить «зеленую» повестку и сделать акцент на энергетической безопасности. В ускоренном темпе идет работа над дорожной картой, предусматривающей рост генерации электроэнергии за счет роста потребления нефти, газа и угля. В Германии обсуждаются предложения по снятию ограничений с добычи на шельфе. В краткосрочной перспективе придется забыть о сокращении выбросов парниковых газов.

Разработанный Международным энергетическим агентством план по сокращению зависимости стран Евросоюза от российского природного газа вызывает сомнения. Если такие предложения МЭА, как «не заключать новые контракты на поставку газа из России» и «заместить Россию альтернативными поставщиками», напоминают категорические императивы Иммануила Канта, то меры из раздела для конечных потребителей, такие как «скорее отказаться от котлов с газовыми горелками» и «снизить температуру в батареях», заставляют вспомнить журнал «Крокодил» за 1979 год.

Дисбаланс спроса и предложения

Антироссийские санкции и желание «назло России отморозить себе уши» раскручивают все больший дисбаланс спроса и предложения на рынке углеводородов. В эмоциональном угаре инициаторы санкций не просчитывают последствия от их введения для своих же экономик.

Сейчас мы наблюдаем вторую волну энергокризиса в Европе по причине рекордно высоких цен на газ и электроэнергию. Высокие цены на топливо заставляют предприятия сокращать производство, становятся причиной остановки сталелитейных и алюминиевых заводов. В Германии цены на электроэнергию и газ почти утроились по сравнению с началом 2021 года. Это грозит массовым банкротством малых и средних предприятий, потерей рабочих мест. Если Европа будет придерживаться той же стратегии и дальше, то ее ждет энергетический кризис, сопоставимый с кризисом 1973 года.