Великобритания впервые за 30 лет откроет угольную шахту
Фото: А.Гордеев

Великобритания впервые за 30 лет откроет угольную шахту

Британские власти обсуждают возможность открытия новой угольной шахты, сообщила в конце прошлой недели Daily Telegraph со ссылкой на источники в правящей Консервативной партии.

Новое производство угля может быть запущено в г. Уайтхевен на северо-западе страны. В таком случае это будет первое новое угольное предприятие, открытое в Британии за последние 30 лет. Ожидается, что окончательное решение по этому вопросу будет принято к 7 июля.

По словам источников DT, правительство Великобритании рассчитывает, что в условиях антироссийских санкций новая шахта обеспечит углем ключевые сталелитейные заводы. В начале апреля Лондон заявил, что откажется от российского угля и нефти до конца текущего года, а в дальнейшем – и от газа из РФ. Проблема заключается в том, что в Великобритании традиционно сильно «зеленое» лобби и королевство в последние годы делало ставку на низкоуглеродную энергетику.

Daily Telegraph отмечает, что проект запуска новой шахты, наверняка, столкнется с активным противодействием экологов, как это уже было раньше. Муниципальные власти разрешили строительство нового угольного объекта в Уайтхевене еще в 2020 году, однако под давлением оппозиции и природоохранных организаций власти пересмотрели свое решение. Позднее, в ходе климатической конференции COP26, прошедшей в ноябре 2021 года, глава британского кабмина Борис Джонсон заявлял, что не поддерживает введение новых шахт.

«Протесты «зеленых» возникнут неизбежно, — сказал ИнфоТЭК заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов. – Даже несмотря на то, что вред для окуружающей среды от коксующегося угля (а, учитывая, что речь идет о сталелитейных заводах, имеется ввиду именно коксующийся уголь) значительно ниже, чем от энергетического». Однако, по мнению эксперта, основная проблема заключается не в этом.

Фролов отмечает, что если в период расцвета Британской империи именно Британия была одним из крупнейших производителей угля, то в дальнейшем его добыча лишь снижалась, уголь импортировался, а в последние годы было принято решение вообще от него отказаться, как от неэкологичного (здесь, впрочем, речь шла в первую очередь об угле энергетическом).

«Последние десять лет власти Британии активно убеждали население во вреде угля и необходимости отказа от него. Делали ставку на возобновляемые источники энергии, в первую очередь на ветряки, — рассказывает Фролов. — Теперь уголь вдруг вновь понадобился, и возникает вопрос: а хватит ли у Британии ресурсов, рабочих рук, чтобы реанимировать сектор, который так долго пытались похоронить? И не вызовет ли это у населения вопросы к правительству в стиле «если с углем оказалось все не так, как вы нам говорили, то, возможно, и с другими вашими заявлениями дело обстоит так же?».

При этом эксперт отмечает, что британские власти не склонны прикладывать слишком много усилий к решению подобных социальных вопросов. То есть стратегические решения принимаются, а вызванный ими социальный эффект практически не учитывается.

«И здесь главное — сделает ли Великобритания какие-то конкретные выводы, поменяет ли в корне свою энергостратегию? — говорит Фролов. — На мой взгляд, вероятность этого мала».