Российский СПГ рискует не попасть в рыночное окно возможностей
Фото: ТАСС

Российский СПГ рискует не попасть в рыночное окно возможностей

Россия не отказывается от своих амбициозных планов по развитию СПГ-отрасли, несмотря на возникающие трудности. Такое заявление сделал первый замминистра энергетики РФ Павел Сорокин в ходе Петербургского международного экономического форума. По словам Сорокина, речь по-прежнему идет об увеличении производства сжиженного газа до 120–140 млн тонн в год.

«Возникнут вызовы с переконфигурацией, с поиском новых партнеров для поставок оборудования, — сказал замглавы Минэнерго. — Возможны сдвиги по срокам введения проектов, и критично не допустить сдвига более 1–2 лет. Все реализуемо. Сейчас мы производим 30 млн тонн СПГ, но только на Ямале и Гыдане есть ресурсная база для доведения производства до 80–90 млн тонн».

Чиновник отметил, что если ранее рост мирового рынка сжиженного газа к 2030 году прогнозировался до 500–550 млн тонн, то сейчас речь идет уже о 700 млн тонн. И Россия, по словам Сорокина, должна занять на этом рынке 15–20%.

Глава «Новатэка» Леонид Михельсон в ходе той же сессии рассказал, что доля газа в мировом энергопотреблении будет только увеличиваться. Если сейчас она составляет 23%, то к 2030 году этот показатель достигнет 25%, причем, в основном, именно за счет СПГ. Только за последние пять лет вклад СПГ в общий прирост торговли газом составил 80%.

«Нужно принципиально ускорить развитие сектора СПГ. Важна программа локализации производства оборудования, ускоренно наладить производство без господдержки невозможно», — сказал Михельсон.

Однако возникает вопрос финансирования. По словам главы «Новатэка», по программам развития СПГ-отрасли планировалось выделить 23 млрд рублей, однако выделено было лишь 2,8 млрд рублей. 1,5 млрд руб. из этой суммы пошли на НИОКР, но средства фактически были направлены лишь по семи позициям оборудования из необходимых восемнадцати. Михельсон подчеркнул, что это компенсирует производителям лишь 36% затрат.

«При отсутствии любой из упомянутых позиций, ввод в эксплуатацию линии сжижения будет невозможен, — предупредил Михельсон. — Тогда как другие производители сжиженного газа воспользуются текущим взлетом цен и начнут ускоренно вводить СПГ-мощности. Рыночное окно возможностей для России будет уменьшаться, нужно решить задачу по локализации».

Локализация производства оборудования для СПГ-сектора, по словам Михельсона, требует вложения 24 млрд рублей в НИОКР. При этом «Новатэк», имея необходимое оборудование, способен каждый полтора года запускать новую линию сжижения, инвестиции в которую составят 400 млрд рублей.

Также Михельсон подчеркнул, что должны быть изменены условия предоставления финансирования. Целевым показателем должен стать не объем выручки, а сам факт применения нового оборудования.

«Вопрос локализации оборудования действительно очень острый и актуальный, потому что сейчас мы фактически не можем строить крупнотоннажные СПГ-заводы. Все, что уже было построено («Сахалин-2», «Ямал-СПГ») – все на базе иностранного оборудования и технологий. И даже планируемый завод «Газпрома» в Усть-Луге предполагал использование технологии германской Linde. Сами мы можем строить только мало- и среднетоннажные СПГ-заводы. Причем главный вопрос в турбинах, с криогеникой все более или менее нормально», — рассказал ИнфоТЭК ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков.

По словам эксперта, средства на НИОКР, о которых говорил Михельсон, нужны не столько «Новатэку», сколько российской промышленности в целом, чтобы она смогла выпускать оборудование по всей линейке. Теоретически и сам «Новатэк» вполне мог бы покрыть расходы на НИОКР, говорит Юшков. Но тут вступает в действие коммерческая логика: плодами разработок будет пользоваться не только «Новатэк», поэтому компания и не хочет брать на себя все затраты. Кроме того, «Новатэк» будет заказчиком этого оборудования, если его начнут производить.

«С другой стороны, четвертую очередь «Ямал СПГ», мощностью в 0,9 млн тонн, «Новатэк» построил фактически без поддержки государства. Что мешает компании построить еще десять таких малых установок? В США, например, есть заводы, где мощность каждой линии 0,7 млн тонн и при необходимости ими удобнее маневрировать, — рассуждает эксперт. — С этой точки зрения важнее даже не вкладывать средства в НИОКР, а наладить серийное производство оборудование для небольших заводов (пока оно выпускается лишь штучно)».

Но главный вопрос, по словам Юшкова, это сама стратегия развития СПГ-отрасли. Эксперт напоминает, что если ранее наращивание производства сжиженного газа предполагало и рост добычи, то сейчас, в условиях снижения поставок на Запад и переориентации на Восток, не ясно, стоит ли вообще добычу увеличивать.

«Поэтому, говоря об увеличении производства СПГ, нужно тщательно просчитывать, какими в перспективе будут цены, каким будет объем потребления газа в мире (в конце концов, нельзя исключать, что через несколько лет Европа действительно, как обещает, кардинально снизит потребление, а потом и совсем откажется от природного газа, и останутся только азиатские рынки, где начнется жестка ценовая конкуренция), — говорит Юшков. — Но пока вообще непонятно, как будет развиваться ситуация, как будут выстраиваться отношения с той же Европой. Точкой отсчета станет разрешение конфликта на Украине, только тогда можно будет что-то планировать».