«Евраз» ищет новые технологии утилизации шахтного метана
Фото: evraz.com

«Евраз» ищет новые технологии утилизации шахтного метана

«Евраз» планирует повысить уровень утилизации метана, извлекаемого при дегазации шахт, однако для этого компании нужны соответствующие технологии, доступ к которым в текущих условиях ограничен. Директор дирекции «ЕвразХолдинга» по координации природоохранной деятельности Максим Епифанцев заявил в среду, что ранее компания запустила четыре такие установки, но они были произведены в Германии.

«В этом году ищем русские. В этом году ничего не запустим, к сожалению», — сказал Епифанцев в ходе международной выставки «Уголь и Майнинг», проходящей в Новокузнецке.

К 2030 году «Распадская угольная компания», управляющая угольным активами «Евраза», рассчитывает довести утилизацию шахтного газа до 75%. Капзатраты на эту программу (включая приобретение установок) оцениваются в 1 млрд рублей. В программу включены шахты «Усковская», «Ерунаковская-8», «Аллардинская» и «Распадская». На «Ерунаковской-8» и «Аллардинской» уже запущены по две факельные установки мощностью 45 тыс. кубометров в сутки каждая.

По словам Епифанцева, к концу текущего года «Распадская угольная компания» будет утилизировать 4,3% извлекаемого из шахт метана. При этом 2022 год уйдет на поиск новых технологий. В 2023 г. планируется утилизировать уже 7–8%. Кроме того, компания рассматривает альтернативные технологии, позволяющие использовать шахтный метан для получения тепла и электроэнергии. Но здесь возникает вопрос логистики. Епифанцев отметил, что тянуть ЛЭП или газопровод к населенному пункту, расположенному за 200 км — это «очень серьезные затраты».

«Сжигание шахтного метана в факелах по сути не является утилизацией, — пояснил ИнфоТЭК генидиректор «КарбонЛаб» Михаил Юлкин. — Но просто выпускать его тоже нельзя — во-первых, шахтный метан взрывоопасен, а во-вторых, он вытесняет кислород. Впрочем, даже при сжигании на факеле 3–4% метана все равно попадают в атмосферу».

Другой путь, по словам эксперта, это использование шахтного метана для производства тепловой и электрической энергии.

Проблема, однако, в том, что шахтный газ отличается от природного газа, он содержит множество вредных примесей. Поэтому чтобы использовать шахтный газ в качестве топлива, его нужно предварительно очистить. Кроме того, выход шахтного газа неравномерен как по времени, так и по химическому составу. Все это создает дополнительные сложности для его утилизации.

Завсектором экономического департамента Института энергетики и финансов Сергей Кондратьев говорит, что собственные технологии очистки шахтного газа в России сейчас фактически находятся на уровне Советского Союза, так как последние десятилетия компании пользовались импортным оборудованием.

«Однако продвинутыми технологиями очистки обладает Китай, — рассказал Кондратьев ИнфоТЭК. — Для России логично было бы временно обратиться к КНР — как минимум, на время восстановления собственных компетенций в этой сфере».

Ранее решение проблемы утилизации шахтного метана предлагал «Газпром». Его дочерняя компания «Газпром добыча Кузнецк» в 2021 году начала строительство малотоннажного СПГ-завода, сырьем для которого как раз и должен стать шахтный газ с Нарыкско-Осташкинского метано-угольного месторождения (расположенного, кстати, в Кемеровской области, как и шахты «Распадской угольной компании»). В апреле 2022 года «Газпром добыча Кузнецк» предложил угольным компаниям Кузбасса создать единого оператора по дегазации угольных месторождений.

По оценке правительства Кемеровской области, в недрах Кузбасса содержится более 13 трлн кубометров метана, который можно использовать для выработки электроэнергии, тепла и производства топлива для транспорта.