В российском нефтегазе остаются перспективные идеи
Фото: М.Стулов

В российском нефтегазе остаются перспективные идеи

Санкционное давление на российский нефтегазовый сектор оказалось значительнее, чем ожидалось в первые дни специальной военной операции. К ранее введенным эмбарго со стороны США, Великобритании, Канады и Австралии также присоединился ЕС, который планирует отказаться от морского импорта российской нефти через шесть месяцев, а от нефтепродуктов – через восемь. При этом трубопроводные поставки через нефтепровод «Дружба», объем которых составляет около 1 млн барр/сут, пока под ограничения не попали. Однако в более долгосрочной перспективе вероятен постепенный отказ и от поступающей по трубопроводу нефти – об этом говорят лидеры практически всех европейских стран. Всего на страны, которые уже отказались от российской нефти или планируют это сделать, до СВО приходилось около 60% экспорта нефти и нефтепродуктов из РФ.

Лучше прогнозов

Несмотря на введение достаточно жестких санкций, российский нефтегаз смотрится значительно лучше, чем прогнозировал ряд международных агентств. По итогам мая добыча нефти и газоконденсата в стране составила 10,2 млн барр/сут – всего на 900 тыс. барр/сут меньше, чем добывалось в феврале. При этом, например, в Международном энергетическом агентстве (МЭА) ожидали, что добыча в РФ уже в мае снизится на 3 млн барр/сут.

Ключевым способом противостояния санкциям, конечно, является перенаправление поставок на альтернативные рынки. Сильнее всего увеличила импорт российской нефти Индия, на которую в прошлом году приходилось менее 100 тыс. барр/сут поставок, а в этом – уже около 700 тыс. барр/сут. Кроме того, экспорт из дальневосточного порта Козьмино, откуда нефть поставляется преимущественно в Китай, в ближайшие месяцы может подняться до 900 тыс. барр/сут против 720–750 тыс. барр/сут в 2021-м и начале текущего года. Но из-за ограниченного числа танкеров достаточного размера, проблем с их страхованием и конечного размера даже рынков Китая и Индии потенциальный объем перенаправления нефтяного экспорта не бесконечен. В связи с этим мы полагаем, что по мере имплементации европейского эмбарго добыча в стране может дополнительно снизиться на 0,5–1,0 млн барр/сут.

При этом на текущий момент существующее снижение добычи компенсируется высокими ценами на нефть, которые вызваны перебоями с поставками из РФ, сильным спросом и сохранением сделки ОПЕК+. Даже с учетом дисконта к Brent в размере $20–25 за баррель Urals стоит почти $100 за баррель, что существенно больше, чем было в прошлом году. Но в ближайшее время мы ожидаем постепенного снижения дисконта на фоне сокращения профицита российской нефти на рынке – уже сейчас у РФ не хватает сырья, чтобы удовлетворить все потребности Индии.

«Роснефть» остается привлекательной

Сочетание высоких цен на нефть и возможностей по расширению сотрудничества со странами АТР делает акции некоторых российских нефтяных компаний привлекательными несмотря на санкции. Одной из таких компаний, на наш взгляд, является «Роснефть». Она имеет высокую диверсификацию по рынкам сбыта – на Азию приходится 47% выручки от продажи сырой нефти и 13% выручки от реализации нефтепродуктов, что сопоставимо с выручкой от европейского направления. При этом основной экспорт в Европу осуществляется через трубопроводные маршруты, которые пока не попали под санкции, а выпадающие объемы уже сейчас активно перенаправляются в Индию.

Если говорить о долгосрочных перспективах «Роснефти», то она благодаря своему проекту «Восток Ойл» имеет хорошие шансы на переориентацию в сторону рынков Китая и Индии (компании из этих стран могли бы войти в проект, что вместе с поддержкой государства обеспечило бы его успешную реализацию).

Отметим также, что краткосрочную поддержку акциям «Роснефти» оказывает наличие байбэка и положительная рекомендация по дивидендам по итогам 2021 года в размере 23,6 рубля.

У кого есть апсайд?

Среди газовых компаний на текущий момент привлекательнее выглядят акции «Новатэка». С максимумов конца марта они снизились на 45%, что, конечно, было обусловлено санкциями на поставку оборудования для производства СПГ. Без западных технологий под вопросом оказывается реализация всех СПГ-проектов компании после первой линии «Арктик СПГ-2», что было ключевым драйвером роста «Новатэка» до СВО. Однако после настолько существенного падения акций текущая капитализация «Новатэка», по нашим оценкам, отражает стоимость только уже существующих активов компании и фактически не закладывает возможность развития. При этом действующие проекты, как, например, «Ямал СПГ», фактически не страдают от санкционного давления, так как сжиженный газ имеет высокий уровень логистический гибкости и его легко можно перенаправить с европейского на азиатский рынок. Это вместе с повышенными ценами на углеводороды и падением акций может позволить «Новатэку» впервые стать дивидендной историей – размер дивиденда за 2022 год, по нашим расчетам, может составить около 103 рублей на акцию, что соответствует 12,6% доходности. При этом напомним, что компания продолжает развивать свои технологии по сжижению на базе решений, реализованных на четвертой линии «Ямал СПГ». В случае успеха любой новый проект (как вторая и третья линии «Арктик СПГ-2» или «Обский СПГ») фактически будет предоставлять апсайд к текущей стоимости акций.

Что касается крайне популярного в последнее время у инвесторов «Газпрома», то мы недавно поменяли свой взгляд с позитивного на нейтральный, так как полагаем, что основная часть апсайда в нем отыграна. Газовый гигант продолжает получать сверхприбыль из-за аномально высоких цен на газ, что позволило совету директоров рекомендовать дивиденды по итогам 2021 года в полном объеме, а акциям компании – вернуться к предкризисным уровням. Однако далее выплата дивидендов и рост финансовых результатов будут находиться под вопросом из-за снижения экспорта газа в Европу и необходимости повышать капитальные затраты для переориентации на Китай, что и ограничивает дальнейший апсайд в акциях «Газпрома».