Проблемы турецкого разворота

Сколько газа Россия сможет поставить на новый газовый хаб?

Проблемы турецкого разворота
Фото: gazprom.ru

Создание газового хаба в Турции набирает обороты. В его рамках будет открыта биржа, которую станет контролировать государственная компания по управлению энергетическими рынками EPİAŞ. Главный вопрос сегодня – какие объемы могут быть реализованы на этой бирже и сколько "голубого топлива" технически может быть доставлено с территории Турецкой Республики в страны Европы.

На обломках "Южного потока"

В конце 2014 года завершилась история проекта "Южный поток". Он предполагал строительство системы магистральных газопроводов мощностью 63 млрд куб. м в год от черноморского побережья России до побережья Болгарии и далее до Северной Италии, Венгрии и Австрии.

На его обломках возник более скромный по масштабам проект "Турецкий поток", мощность которого в итоге составила 31,5 млрд куб. м, а сама магистраль протянулась лишь до побережья Турции, не заходя на территорию Европейского союза, чтобы избежать действия норм Третьего энергопакета.

"Турецкий поток" состоит из двух ниток по 15,75 млрд куб. м. Первая номинально предназначена для газоснабжения турецких потребителей. По ней идут объемы, которые раньше прокачивались через территорию Украины, Молдавии, Румынии и Болгарии (по Трансбалканскому газопроводу). Вторая нитка обеспечивает "голубым топливом" потребителей Балканского полуострова и Венгрию.

Ввод в эксплуатацию "Турецкого потока" в начале 2020 года пришелся на крайне неблагоприятный период. И дело было не только в трудностях, с которыми столкнулся газовый рынок из-за антиковидных ограничений. Основная проблема заключалась в самой Турции, экономика которой к тому времени уже находилась в кризисе. Ее падение привело к сокращению спроса на энергоносители. В частности, это отразилось на "голубом топливе". Установив рекорд в 2017 году (51,6 млрд куб. м), с 2018 года спрос на газ не поднимался выше 48 млрд куб. м. И только в 2021 году наконец удалось обновить исторический максимум – 57,3 млрд куб. м.

В тот же период пострадали и российские поставки. Они достигли рекорда в 2017 году (29 млрд куб. м), а дальше сокращались, упав в 2020-м до 16,4 млрд куб. м. На следующий год они увеличились на 63% (до 26,7 млрд куб. м). Но к тому моменту у Турции появился еще один канал импорта – 6 млрд куб. м из Азербайджана.

Турецкий газовый узел

Турция долгие годы вынашивала амбициозные планы – стать большим газотранспортным узлом и разрабатывать собственные крупные месторождения. В 2023 году, вероятно, начнется добыча газа на черноморских месторождениях республики. Анкара стала камнем преткновения, мешающим реализовать проект EastMed, который затрагивает шельф Северного Кипра. Как известно, Северного Кипра нет на большинстве политических карт, зато он существует в реальности.

Турция прорабатывала возможность поставок газа через свою территорию с израильского месторождения Левиафан. Она же долгое время была заинтересована в реализации бесславного проекта Nabucco, предполагавшего организацию прокачки газа из Ирака, Ирана и других столь же привлекательных стран. На смену Nabucco пришла более скромная магистраль – "Южный газовый коридор". Она обеспечивает поставку не только 6 млрд куб. м азербайджанского газа в саму Турцию, но и еще 10 млрд куб. м в страны Евросоюза. Сейчас ведутся переговоры о возможном расширении этого проекта и удвоении прокачки в ЕС. Но четких договоренностей пока нет, и реализовать этот проект можно будет не раньше второй половины 2020-х годов.

Также у Турции есть возможность получать порядка 10 млрд куб. м газа из Ирана. В прошлые годы эти газотранспортные мощности часто подвергались террористическим атакам, и поставки прерывались. Кроме того, республика обладает крупными с точки зрения региональных масштабов мощностями для приема СПГ. Но для обеспечения ликвидности нового газового хаба сжиженный природный газ в текущих условиях малопригоден, так как отсутствует избыток предложения, и все объемы, которые Анкара получает, она использует на свои нужды.

Собственно, единственная магистраль, которая по состоянию на 2022 год может обеспечить дополнительные поставки "голубого топлива" – это "Турецкий поток". В годовом выражении эти объемы при текущем (!) уровне спроса со стороны турецких и европейских потребителей могут составить порядка 5 млрд куб. м. Это хорошо с точки зрения организации дальнейших поставок – на территории Балкан есть необходимая инфраструктура для прокачки такого объема. Но этого мало как для амбиций Турции, так и для решения задач, озвученных президентом России.

Еще три "Турецких потока"

Выступая на форуме "Российская энергетическая неделя", Владимир Путин заявил: "Утраченный объем транзита по "Северным потокам", по дну Балтийского моря, мы могли бы переместить и в регион Черного моря и сделать таким образом основными маршрутами поставки нашего топлива <…> Турцию, создав в Турции крупнейший газовый хаб для Европы". То есть программа-максимум – это перенаправить все объемы с северного коридора прокачки на юг и далее через Турцию в Евросоюз.

Создание газового хаба и реализацию через него хотя бы 5 млрд куб. м можно рассматривать в качестве программы-минимум, которая является ступенью на пути реализации программы-максимум. Второй ступенью может стать удвоение мощности "Турецкого потока".

Очевидно, что перенаправить 100% объемов с севера к Черному морю сегодня не представляется возможным, так как это не позволяет сделать производительность газотранспортных мощностей. Но при подготовке к строительству "Южного потока" на территории России реализовывался проект "Южный коридор" (не путать с "Южным газовым коридором"). Он предполагал создание западного и восточного маршрутов до компрессорной станции "Русская". Полностью был реализован только западный маршрут. Именно он обеспечивает подачу 31,5 млрд куб. м в "Турецкий поток".

Работы на восточном маршруте были приостановлены после отказа от "Южного потока", но несколько лет назад они возобновились. Фактически мощности, которые позволят подать еще 31,5 млрд куб. м в Турцию, уже строятся (это примерно равно выпавшему из эксплуатации польскому участку газопровода Ямал–Европа). Точнее, они позволят подать этот газ к черноморскому побережью России. А дальше возникает вопрос о строительстве еще двух ниток морского газопровода.

Привлечь к работам западных подрядчиков было бы тяжело и до февраля 2022 года ("Турецкий поток" подпадает под санкции Соединенных Штатов, прописанные в законе "О защите энергетической безопасности Европы"), а в текущих условиях это и вовсе невыполнимо. Соответственно, возникает вопрос: есть ли у нас или у дружественных стран необходимые суда-трубоукладчики? Или вторая часть "Турецкого потока" сделает резкий поворот и пройдет через Абхазию и Грузию? Последнее было бы неожиданно, но нереализуемо.

Тем не менее теоретически в течение двух-трех лет можно поставить на турецкий хаб еще 31,5 млрд куб. м российского газа. Но пока его некуда будет подавать – на территории Балкан нет необходимых мощностей для приема такого количества "голубого топлива". То есть предстоят переговоры с покупателями, которым предстоит найти деньги на строительство новых газопроводов.

А чтобы полностью перенаправить поставки с севера на юг, необходимо будет полученные мощности еще и удвоить. То есть в итоге необходимо построить еще три "Турецких потока" вдобавок к действующему. Соответствующие мощности нужно создать и на территории ЕС. Даже теоретически реализовать это раньше 2030-х годов представляется малореальным.

Переговоры с покупателями может упростить обезличивание газа, смена его "прописки" на турецкую. То есть продавать его должны турецкие партнеры. В такой схеме могут оказаться заинтересованы и иранские поставщики. Анкара, по открытой информации, ведет переговоры с разными производителями (в том числе с Ираном). Предположительно, в конце текущего – начале следующего года план-график создания турецкого газового хаба будет презентован общественности.

 

Об авторе

Александр Фролов
Александр Фролов
Заместитель генерального директора Института национальной энергетики
Все статьи автора

Аналитика на тему