Осторожный оптимизм фондового рынка

Осторожный оптимизм фондового рынка

После почти месячного перерыва открылись торги на Московской бирже. Этому предшествовала техническая подготовка со стороны регулятора. В частности, пока запрещены короткие продажи, подготовлены к инвестициям средства Фонда национального благосостояния на 1 трлн рублей, что необходимо для ценовой стабильности на фондовом рынке. Активность иностранцев пока временно заморожена.

При таком раскладе торги проходят более-менее стабильно. Некоторые бумаги, в частности акции производителей удобрений – «Фосагро» и «Акрона», показали заметный рост (они не под санкциями, а на рынке удобрений – дефицит). Аутсайдерами стали бумаги девелоперов. Это не удивительно в условиях взлета ставок по ипотеке, хотя ведущие компании сектора являются системообразующими и вправе рассчитывать на государственную поддержку.

Нефтяники убедительнее газовиков

Но обратим особое внимание на нефтегазовые компании. Отдельная история – «Газпром». Требование к европейцам платить за газ рублями поставило многих из них в тупик. Правительства стран ЕС дают понять, что могут не согласиться на такой ход, хотя решать все же будут коммерческие структуры, закупающие газ, и они теоретически могут быть вынуждены принять рублевую форму оплаты.

Если поставки газа в Европу все же остановятся, это будет иметь катастрофические последствия для энергетики Европы, а «Газпрому» может стоить примерно половины прибыли и сокращения инвестиций (и, естественно, дивидендов). Перенаправить газ с европейского направления на китайское «Газпрому» будет практически невозможно.

Что касается Европы, то быстро заместить российский газ поставками СПГ из США или Катара проблематично. Свободные мощности по газу у американцев ограничены, поставки Катара в основном законтрактованы. Поэтому Европу ждет резкий рост цен на газ, возможно выше $5000 за 1 тыс. кубометров, плюс вынужденное рационирование энергопотребления ближайшей зимой. Возможности замены газа углем и альтернативной энергетикой также ограничены, все что можно в этом направлении уже сделано. Понятно, что на таком фоне с инвестиционным кейсом «Газпрома» есть проблемы, даже несмотря на возможный резкий рост цен на газ.

Гораздо убедительнее выглядят инвестиции в акции российских нефтяных компаний. Рынок нефти гораздо более мобильный, чем рынок трубопроводного газа, и поставки с Запада могут быть перенаправлены в Китай и Индию. Китай импортирует примерно 10 млн барр. нефти в сутки, Индия – примерно 5 млн барр/сут, это крупные мировые потребители углеводородов.

Рост в условиях санкций

Понятно, что российские нефтяники сейчас в хорошей форме и из-за высоких цен на нефть (около $115 за баррель), и из-за слабого рубля (около 90 рублей за доллар). Основная же часть операционных затрат российских нефтяников финансируется в рублях. Фаворитом могут стать акции «Роснефти», поскольку китайское направление у компании составляет почти половину экспорта. Основной инвестиционный проект «Восток Ойл» успешно развивается. Мы полагаем, что как «Роснефть», так и другие российские нефтяные компании продолжат платить дивиденды исходя из ранее анонсированной дивидендной политики. Дивидендная доходность по нефтяным российским акциям может быть в районе 15%, это очень заманчивая цифра для инвесторов.

Да, у российских нефтяников могут быть потенциальные проблемы с логистикой экспорта, с нефтесервисом на фоне ухода ведущих мировых нефтесервисных компаний из России, но эти проблемы решаемы. В РФ есть свои разработки и в части нефтегазового оборудования и технологий, это выгодно отличает отрасль, например, от авиационной промышленности и ряда других отраслей, где импортозамещению предстоит долгий трудный путь.

Главный вопрос для инвестиций на фондовом рынке сейчас, могут ли акции расти без активных покупок иностранцев. Пример Ирана дает на это положительный ответ – там фондовый рынок активно развивался и рос даже при жестких санкциях Запада. Вероятно, что инвесторами в российские ценные бумаги наряду с самими россиянами смогут стать китайские и арабские капиталы. Да и западные деньги, вероятно, ушли не навсегда.