Новый мировой экономический порядок
Фото: Егор Алеев / ТАСС

Новый мировой экономический порядок

Мы продолжаем публикацию цикла статей доцента Финансового университета при Правительстве России Леонида Крутакова о становлении и кризисе актуальной модели мировой экономики под общим названием «Нефтяной Рубикон».

Нефтяной кризис 1973 года не только стал отправной точкой для глубоких изменений в международной финансовой системе (появление «нефтедоллара»), но и усилил противоречия внутри «свободного мира». Вашингтон и Европа разошлись во мнении о том, какую роль на глобальном рынке энергоресурсов может играть новый крупнейший экспортер нефти – Советский Союз.

Процесс финансового и политического становления ЕЭС имел нефтяное содержание. Французская Total и итальянская ENI вели активное наступление на позиции МНК, преимущественно в Африке (Алжир, Нигерия, Египет, Ливия). ENI была особенно агрессивна, предлагая местным правительствам за концессию 75% прибыли от продажи сырой нефти («сестрички» давали 50%). В прибыль от переработки страны, экспортировавшие нефть, никто не пускал.

Московский фактор

Прорывами стали итальянский контракт с СССР 1958 года «нефть в обмен на трубы» и немецкий – «газ в обмен на трубы» (1970 год). Появление такого политически сильного игрока на мировом рынке нефти ломало модель, создавая угрозу господству Вашингтона, который безуспешно пытался заблокировать оба контракта санкциями.

Выход СССР на главный в мире рынок, с одной стороны, стал драйвером обострения борьбы нефтеносных стран за повышение доли прибыли, что в итоге привело к национализации промыслов. С другой – усилил противоречия внутри «свободного мира», результатом чего стала политика разрядки. В 1973 году оба эти направления обретут реальную силу. Эмбарго запустило переформатирование всей системы международных отношений.

Когда Никсон без предварительных консультаций с союзниками по НАТО объявил повышенную боевую готовность американских войск, размещенных в Европе, это вызвало там панику. Аналогично США действовали в момент Карибского кризиса. Стало понятно, что война Судного дня носит не локальный характер, задеты экзистенциальные интересы США.

Европа тогда отказалась поддержать Израиль, выступив за решение вопроса в рамках резолюции ООН № 181 от 1947 года (раздел Палестины). Госсекретарь США Генри Киссинджер не смог сдержать себя и заявил: «Европейцы ведут себя как шакалы… Они всячески подстрекают арабов… Когда это все закончится… мы в первую очередь должны оценить состояние отношений с нашими европейскими союзниками…».

Отмена золотого фиксинга, две девальвации, война Судного дня, эмбарго и экономический кризис… Этот событийный ряд оказался не этапами противостояния «свободного мира» и арабских тираний, а проверкой на прочность «атлантических уз».

Программные разночтения

К 1973 году оформились противоречия между ЕЭС и США в вопросе общей энергетической безопасности. Америка предлагала перераспределять в чрезвычайных ситуациях свою импортную квоту, но не внутреннюю добычу (самую большую в мире). Япония считала, что делить надо весь объем нефти западного мира, а Франция – что приоритет надо отдавать «жизненно важным отраслям». Для США с их огромным автомобильным парком оба варианта были неприемлемы.

7 сентября 1973 года Америка представила свое видение энергобезопасности в виде доклада о необходимости координации усилий развитых стран, поддержки корпораций («семь сестер») и построения «особых отношений» с Саудовской Аравией по самому широкому кругу вопросов. ЕЭС свою концепцию («Необходимость прогресса в энергетической политике Сообщества») опубликовало годом ранее.

И в американской, и в европейской версиях речь шла не о законах рынка и свободе предпринимательства, а о сговоре (картель) покупателей. Программы совпадали по пунктам: создание стратегического резерва, общий мониторинг нефтяных цен, единый реестр импорта/экспорта углеводородов и синхронное снижение энергопотребления. Различие было только одно, но базовое.

Европа настаивала на участии в выработке общей энергетической формулы стран-экспортеров по принципу «нефть в обмен на технологии». Принцип ляжет в основу модели «устойчивого развития». На нем построят политику разрядки (модернизация СССР за счет направления львиной доли внутренних инвестиций в экспортную отрасль). Этот принцип похоронит советскую экономику после падения цен на нефть в середине 80-х. Позже он станет фундаментом новой России.

Арабские страны выведут за пределы формулы. Отношение к ближневосточным монархиям выразит глава комитета по управлению конгрессом Уэйн Левер Хейс: «Арабских лидеров интересуют три вещи: кадиллаки с кондиционерами, дворцы с кондиционерами и гаремы с кондиционерами. Благосостояние большинства населения земного шара выше этих приоритетов».

Картель потребителей нефти

Идея «картеля потребителей» впервые прозвучала 12 декабря 1973 года в Лондоне во время речи Киссинджера перед Обществом пилигримов (основано 16 июля 1902 года как инструмент непубличной координации действий США и Англии). Но Европа не смирится. Через два дня на энергетическом саммите ЕЭС в Копенгагене будет заявлено о первоочередности сотрудничества с арабскими странами. На саммите присутствовали главы МИД Алжира, Туниса, Судана и ОАЭ.

В Соединенных Штатах этот саммит расценили как желание дистанцироваться от США. У Европы на то были все основания. В момент эмбарго Америка повела себя в полном соответствии с принципами протекционизма, а «семь сестер» выступили буфером между потребителями и ОПЕК, перераспределив тяжесть эмбарго с США на своих партнеров.

В феврале 1974 года на Вашингтонской конференции Киссинджер заявит, что миссия США – спасти мир от повторения катастрофы 1930-х годов. По словам главы МИД Франции Мишеля Жобера, США восстанавливали свое доминирование, угрожая Бонну выводом войск, а Лондону – отказом поддержать фунт стерлингов. Раскалывали ЕЭС – и раскололи.

В мае 1974 года VI специальная сессия Генассамблеи ООН примет резолюцию о создании нового мирового экономического порядка (НМЭП). Киссинджер заявит: «Вы могли бы подумать, что хитроумный план США заключается в том, чтобы подчинить себе энергетическую политику Европы, но это не в наших интересах». Цель – не допустить повторения эмбарго.

В ноябре 1975 года создадут Международное агентство по энергетике (МАЭ). В феврале примут программу: сокращение импорта на 10%, расширение добычи вне ОПЕК, развитие альтернативной энергетики. Ключевым станет договор о поддержании с помощью тарифов высоких цен на нефтепродукты внутри «свободного мира» и ограничении роста цен на сырье. Более дешевая добыча ОПЕК не должна была похоронить добычу вне ОПЕК.