Нет разработчика в своем отечестве?
Фото: Владислав Шатило / РБК

Нет разработчика в своем отечестве?

Сегодня российский ТЭК находится в очень высокой зависимости от импорта программного обеспечения (ПО) и автоматизированных систем управления технологическим процессом (АСУ ТП). Доля используемых на производстве отечественных технологий не превышает 10%, а в отдельных сегментах нефтегазового бизнеса она составляет всего 1%. Особенно сильна зависимость от импорта в таких сферах, как газо- и нефтепереработка, производство СПГ.

И грянул гром

Усиление санкционного давления на Россию значительно обострило проблему зависимости от иностранного ПО и АСУ ТП. Большинство ведущих зарубежных производителей высоких технологий объявляют о приостановке поставок либо вовсе об уходе с российского рынка.

В связи с этим в крайне сложном положении оказались строящиеся объекты нефтегазового комплекса. Впрочем, и уже действующие предприятия испытывают немалые трудности.

Причем ситуация с программным обеспечением гораздо серьезнее, чем в целом с оборудованием для НГК. Поставлять различные виды оборудования, узлы и детали к ним можно по «серым» схемам, о возможности реализации которых уже объявлено на государственном уровне. Но в случае ПО подобный «параллельный импорт» невозможен – нельзя закупить и установить на объекте лицензионное программное обеспечение без разрешения правообладателя.

В результате возникают поистине драматические ситуации. К примеру, в последние лет десять компания SAP активно продвигала по всему миру облачную модель поставки ПО как сервиса. И те российские компании, которые разместили свои данные и алгоритмы управления бизнес-процессами в облаке SAP, сегодня оказались в прямом смысле отрезанными от этих данных, информационные системы управления предприятием просто остановились.

Что день грядущий нам готовит?

Нельзя сказать, что реальный переход на отечественные ПО и АСУ ТП в последние годы происходил слишком медленно. С использованием решений, разработанных компаниями – членами СРПО ТЭК, за последние 15 лет реализовано более 1 тыс. проектов. Установлено и ежедневно используется порядка 800 лицензий ПО для решения задач геологоразведки и свыше 2 тыс. лицензий для АСУ ТП. Но это все капля в море по сравнению с тем, сколько было закуплено лицензий и оборудования иностранного производства.

Вынужден отметить, что некоторые нефтегазовые компании предпочитают рекламировать успешные проекты внедрения иностранного ПО, скромно забывая о том, что на их же объектах сегодня установлено и отлично работает аналогичное отечественное программное обеспечение.

Российскими производителями получены патенты на десятки уникальных изобретений и технологических решений, не имеющих зарубежных аналогов. Программное обеспечение, разработанное для нефтегазовых компаний, успешно используется и в сфере транспорта (в частности, в метрополитене), и в электроэнергетике, и в атомной промышленности. В качестве примера можно привести реализованный ООО «Инконтрол» проект по импортозамещению ПО для Сочинской ТЭС. Ранее там применялись решения, разработанные компанией Siemens.

Вместе с тем большой проблемой является фрагментация отечественных производителей ПО и АСУ ТП. Они не предлагают заказчикам интегрированных решений на таком уровне, на котором их реализуют международные технологические гиганты (Siemens, Emerson, Honeywell, Schlumberger и др.).

Но бытие определяет сознание. До сегодняшнего дня просто не было заказов на подобные масштабные разработки. Можно было бы рассчитывать на то, что в изменившихся условиях в ответ на запрос заказчиков разработки появятся.
Однако возникают и новые вызовы и риски для российских разработчиков.

На фоне усиления санкций некоторые нефтегазовые компании уже сообщили о том, что они собираются самостоятельно разрабатывать все необходимое им программное обеспечение. К примеру, компания «Сибур» использует до 95–98% импортного ПО, а теперь ее представители заявляют: мол, мы сейчас сядем и полностью разработаем все, что нам нужно. Так и хочется сказать со злой иронией: да, именно сейчас самое время этим заниматься… «Сибур» далеко не одинок. О разработке собственного ПО заявляют и другие компании. Практика показывает, что подобные проекты, реализуемые «с нуля», с 90-процентной вероятностью обречены на технологическую неудачу и со 100-процентной – на коммерческий провал. Многолетний мировой опыт показал, что это тупиковый путь.

Более того, подобное стремление нефтегазовых компаний все сделать самим просто убьет коммерческих разработчиков, которые, как уже отмечалось, накопили огромный опыт создания импортозамещающих решений. Теперь весь их потенциал может оказаться невостребованным, чего ни в коем случае нельзя допустить.

Большой проблемой является и то, что отсутствует консолидированная потребность российских ТЭК в части цифровых технологий. То есть компании конкурируют друг с другом, разрабатывая аналогичные решения (к примеру, «Кибер ГРП»). Сегодня у нас просто нет времени, финансовых и технологических возможностей для подобной параллельной разработки технологий.

Учитывая перечисленные факторы – фрагментированность и отсутствие интегрированных решений на уровне международных технологических гигантов – поддержка разработчиков со стороны государства не оказывает решающего влияния на темпы и качество разработки. Поэтому надо вести речь о принципиально новых механизмах поддержки и стимулирования.

Хватит говорить, пора делать

За последние несколько лет вырос целый класс «цифровой бюрократии». Это сотрудники компаний и чиновники министерств, которые занимаются процессом импортозамещения. Это класс чиновников, которые сами ничего не разрабатывают, не внедряют, не эксплуатируют. Но они толкуют высшему руководству компаний ТЭК и правительству, что такое импортозамещение и как им надо заниматься. Они фактически монополизировали весь процесс планирования и перевода ТЭК на российские технологии. При этом «цифровая бюрократия» не несет ответственности за результат. Как говорится, воз и ныне там. Практических результатов их работы за последние восемь лет почти не видно.

Какие же практические шаги необходимо предпринять в сложившихся условиях?
По нашему мнению, во-первых, требуется консолидация отечественных производителей вокруг сильной технологической компании с государственным участием и создание одного-двух отечественных технологических гигантов, сопоставимых по своим возможностям, например, с Siemens, Honeywell, Yokogawa.

Во-вторых, следует ввести ограничения на разработку ПО в рамках компаний ТЭК: это нецелевое расходование государственных средств, а также высокие не окупаемые накладные расходы самих компаний с минимальным шансом на успех разработки.

В-третьих, необходима консолидация потребностей компаний ТЭК. А для этого надо разработать и в кратчайшие сроки утвердить российские цифровые стандарты, в первую очередь в области систем управления базами данных (СУБД) и операционных систем (ОС). На сегодняшний день у нас в стране насчитывается до 35 отечественных операционных систем.

Нужно ли нам столько? Возможно, 34 из них – лишние? Достаточно иметь одну ОС, но сопоставимую по своей функциональности с Microsoft Windows. Только использование технологий ведет к их развитию.
Хватит говорить о необходимости перехода на отечественные технологии. Время начинать их массово использовать!

Подводные камни импортозамещения

В заключение хотелось бы дать несколько практических советов компаниям нефтегазового сектора, столкнувшимся с проблемой импортозамещения ПО и АСУ ТП.

Прежде всего необходимо провести инвентаризацию всего лицензионного ПО – общесистемного и специализированного, импортного и российского. У многих лицензий есть срок действия. Продление, обновление или замена лицензионного ПО требует времени.

Надо также учитывать, что при внедрении АСУ ТП у 100% отечественных производителей контроллеров возникают проблемы с импортной электронно-компонентной базой. Практически у всех компаний имеются складские запасы, но номенклатуру продукции необходимо соотнести с проектной потребностью.

Любые устройства с процессорами требуют лицензий на операционные системы (в основном это Microsoft). Поэтому необходимо уточнить их наличие при планировании закупок аппаратного обеспечения. Отсутствие лицензионного ПО ведет к высокому риску срыва сроков строительства/модернизации объектов.

Не все иностранные компании закрыли свой бизнес в России. Зарубежные компании, готовые поставлять свое специализированное ПО в рамках имеющихся контрактных обязательств, потребуют использования лицензионного программного обеспечения на ОС и СУБД. Если такие лицензии попадают под запрет (преимущественно Microsoft и Oracle), то у заказчика могут возникнуть серьезные проблемы.

Наконец, надо крайне осторожно рассматривать использование ПО с открытым кодом, по возможности избегать его применения. Имеются рекомендации крупнейших компаний, например «Транснефти», Сбербанка и многих других, запрещающие скачивать обновления ПО с открытым кодом, выпущенные после 24.02.2022, ввиду рисков информационной безопасности. Да и крупнейшее хранилище «открытого ПО» объявило об ограничении доступа для российских разработчиков.

Об авторе

Борис Харас
Борис Харас
председатель Союза разработчиков программного обеспечения и информационных технологий ТЭК (СРПО ТЭК)
Все статьи автора

Аналитика на тему