Нефть останется дорогой

На ее котировки будет влиять в основном ситуация со спросом и предложением, а также запасами

Нефть останется дорогой
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Сергей Коньков

В последнее время ведущие инвестиционные банки сильно разошлись в оценке перспектив мировых цен на нефть, волатильность которых сильно увеличилась, но при этом сохраняется тренд на рост. Если быками в отношении стоимости углеводородов являются американские Goldman Sachs и JP Morgan, то Citigroup, напротив, ставит на падение цен к концу года до $85 за баррель, ссылаясь на то, что предложение будет расти быстрее спроса. Goldman Sachs полагает, что цены достигнут $140 за баррель уже нынешним летом, аргументируя этот вывод низкими запасами углеводородов в мире, а также тем, что даже умеренная рецессия в мире не особо сильно повлияет на спрос.

Риски рецессии

Действительно, риски рецессии, прежде всего на Западе, возросли по мере сворачивания антикризисных программ поддержки экономики, а также благодаря высокой инфляции (максимальной за десятилетия). Инфляция девальвирует потребительский спрос, основной движитель западной и в первую очередь американской экономики. К тому же Федеральная резервная система (ФРС) США начала процесс повышения процентных ставок, который продолжится и в ближайшие месяцы. 15 июня ФРС повысила базовую учетную ставку сразу на 75 базисных пунктов, до 1,5–1,75%. Такое резкое повышение произошло впервые с 1994 года. Американский регулятор считает, что ставка достигнет 3,4% к концу 2022 года и 3,8% к концу 2023 года. С начала года ФРС поднимала ставку уже три раза в общей сложности на 150 базисных пунктов.

В ожидании рецессии на Западе существенно снизились цены на ряде товарных рынков, например на алюминий и медь. Цены на медь в мировой экономике вообще являются своеобразным барометром ожиданий в отношении будущей глобальной деловой активности.

Однако справедливости ради надо сказать, что пока денежно-кредитная политика ведущих западных центробанков остается и будет оставаться стимулирующей. Несмотря на повышение процентных ставок они по-прежнему являются реально отрицательными, то есть намного ниже текущих уровней инфляции потребительских цен. Динамика инфляции в США в этом году стабильно превышает 8%. Это связано с логистическими причинами, являющимися во многом последствиями ковидных ограничений, а также с резким удорожанием стоимости энергоресурсов. Годовая инфляция в 19 странах еврозоны по итогам июня ускорилась до рекордных за всю историю наблюдений 8,6%.

С нашей точки зрения, с учетом фактически стимулирующей монетарной политики центробанков развитых стран, рецессия вряд ли станет глубокой, хотя и может растянуться во времени. При этом экономики азиатских стран, прежде всего Китая и Индии, продолжат расти. Дополнительным фактором роста КНР станет постепенное снятие ковидных ограничений. Это особенно важно для рынка нефти, так как и Китай, и Индия являются крупнейшими импортерами углеводородов. Китай закупает примерно 10 млн барр/сут, а Индия – порядка 5 млн барр/сут.

Кто обеспечит рост добычи?

Даже по оценкам консервативного Сiti, мировой спрос на нефть вырастет в 2022 году на 2,3 млн барр/сут. Рост спроса в странах, входящих в ОЭСР, составит 1,3 млн барр/сут, что все еще на 1,7 млн барр/сут ниже уровня 2019 года. Увеличение потребления в странах, не входящих в ОЭСР, составит в 2022 году порядка 0,9 млн барр/сут, что примерно на 1 млн барр/сут выше допандемийного уровня.

В то же время нельзя не согласиться с оценками Citi, что нефтеемкость роста ВВП (oil intensity of GDP growth) возвращается на долгосрочный нисходящий тренд, с учетом ускорения перехода на альтернативные источники энергии, который активно лоббируют западные правительства и многочисленные экологические активисты.

Предложение нефти постепенно увеличивается как странами, входящими в ОПЕК+, так и другими государствами-нефтеэкспортерами. С августа 2021 года альянс ОПЕК+ ежемесячно увеличивал добычу на 400 тыс. барр/сут, а с мая этого года – на 432 тыс. барр/сут. В августе рост добычи нефти ОПЕК+ составит 648 тыс. барр/сут.

Согласно данным июньского доклада Международного энергетического агентства (МЭА), ожидается рост добычи в странах, не входящих в альянс ОПЕК+: в 2022 году – на 1,9 млн барр/сут, в 2023 году – на 1,8 млн барр/сут. МЭА считает, что основной рост добычи (65%) придется на США. Прирост также обеспечат Канада, Гайана и Бразилия. Вместе с тем (и это важно подчеркнуть) свободные мощности ОПЕК в размере примерно 2,5 млн барр/сут (Саудовская Аравия, ОАЭ, Ирак, Кувейт) ограничены и сокращаются на 200 тыс. барр/сут.

С учетом высоких цен добыча сланцевой нефти в США восстановилась, но не демонстрирует взрывного роста, как во времена сланцевого бума. Финансисты, памятуя о волатильности нефтяных котировок, не очень охотно кредитуют проекты, связанные с разработкой сланцевых месторождений.

Отдельный вопрос – что ждет иранскую нефтедобычу. На январь 2022 года Иран производил чуть более 2,5 млн барр/сут. Аналитики Citi предполагают, что добыча этой страны вырастет на 0,5 млн барр/сут в I квартале 2023 года, а потом на 1,3 млн барр/сут во втором полугодии 2023 года по мере снятия санкций.

Но в целом на стороне предложения есть серьезные риски, связанные прежде всего с поставками российской и казахстанской нефти. Как сказано в недавнем отчете JP Morgan, в случае сокращения из-за санкций добычи нефти на 3 млн барр/сут цены на нее вырастут до $190/барр, а в случае снижения производства на 5 млн барр/сут цены взметнутся на заоблачный уровень в $380/барр. Впрочем, с нашей точки зрения, такие риски преувеличены, так как Россия сможет перенаправить большую часть своего нефтяного экспорта в Азию, прежде всего в Индию и Китай, хотя бы и с дисконтом к мировым ценам. Индия уже кратно увеличила закупки нефти у России в этом году. Импорт российской нефти в эту страну в июне достиг рекордных значений – около 950 тыс. барр/сут. Если же Россия полностью перенаправит поставки нефти с запада на восток, стоимость Brent, по мнению JP Morgan, стабилизируется в районе $100/барр.

Что влияет на котировки?

Таким образом, в качестве вывода можем сказать, что несмотря на риски рецессии на Западе стоимость нефти, скорее всего, останется высокой, более $100/барр. Мы не считаем, что рецессия будет глубокой, свободные мощности ОПЕК ограничены, запасы нефти невысоки по историческим меркам, главным образом из-за недоинвестирования в добычные проекты в прошлые годы. Запасы нефти в странах ОЭСР сейчас находятся на многолетних минимумах, в том числе из-за недавней распродажи нефти из стратегических резервов.

Впрочем, есть небольшая угроза для нефтяных цен из-за довольно сильного роста в этом году индекса доллара, то есть валюты, в которой котируются цены на нефть. Курс евро к доллару уже торгуется около паритета. Это связано, помимо тренда на ускоренное ужесточение монетарной политики в США, также с миграционным и энергетическим кризисом в Европе. Однако в целом на котировки нефти больше влияет ситуация со спросом и предложением, а также запасами.

Об авторе

Сергей Суверов
Сергей Суверов
Инвестиционный стратег, управляющий компании "Арикапитал"
Все статьи автора

Аналитика на тему