Край угля

Край угля

В 2021 году Европа столкнулась с крупнейшим энергетическим кризисом за последние десятилетия. Однако на данный момент значимых выводов из сложившейся ситуации сделано не было. Регион продолжает реализовывать ускоренный «зеленый» энергопереход. Хотя новое руководство Германии в рамках коалиционного соглашения признало, что необходимо увеличить долю газовой генерации, но при этом оно намеревается раньше срока избавиться от угольных электростанций. Главный вопрос — насколько привлекательными для потенциальных инвесторов окажутся новые электростанции, работающие на «голубом топливе», в условиях жесткой «зеленой» политики.

В европейской электроэнергетике в последние годы идут параллельно два основных процесса: растет доля возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и сокращается объем угольной генерации. На данный момент уже четыре страны ЕС (Австрия, Бельгия, Португалия и Швеция) полностью закрыли свои угольные электростанции.

Германия является крупнейшим в Евросоюзе потребителем угля в сфере производства электроэнергии. Но если в 2016 году установленная мощность данного вида генерации составляла 48,7 ГВт, в 2021-м — 44,3 ГВт, то в начале 2022-го — 39,9 ГВт. Если исходить из экологических соображений, то может показаться удивительным, что немцы охотнее закрывают электростанции, работающие на каменном угле, а не на буром. А вот если вспомнить, какое сырье Германия импортирует, а какое добывает на своей территории, то все вопросы к этому подходу исчезнут.

Предыдущее правительство этой страны намеревалось остановить последнюю угольную электростанцию к 2038 году, реализовав ряд компенсаторных мер, которые должны были сгладить неизбежную в данной ситуации социальную напряженность среди граждан Германии. Новое руководство решило управиться до 2030 года. Однако эти планы стоит рассматривать в контексте реалий немецкой электроэнергетики и ее успехов на фоне энергетического кризиса.

И здесь необходимо сделать оговорку о возрождении угольной генерации, которое принес с собой 2021 год. По оценке Международного энергетического агентства, производство электроэнергии из угля увеличилось примерно на 9% и достигло рекордных 10350 ТВт·ч. Причины произошедшего крылись в росте спроса на электроэнергию, высоких ценах на газ и сокращении выработки ветроэлектростанций (ВЭС).

Примечательно, что слабый ветер ударил по немецкой энергосистеме уже в начале 2021 года, заставив увеличить загрузку газовых и угольных электростанций. Но весной ВЭС вышли на ожидаемый уровень производства, и профильные организации поторопились объявить, что никакого возрождения угля нет. Однако затем начало дорожать «голубое топливо», снижая привлекательность газовой генерации, а ветер вновь принялся дуть слабее, чем от него ожидали. Так как управлять ветром человечество пока не научилось, а за газ немцы переплачивать не хотели, то выработка угольных электростанций пошла вверх. Этот процесс мог бы замедлиться из-за резкого подорожания угля, который осенью перешагивал отметку в $300 за тонну. Но благодаря воздействию на рынок со стороны китайских властей этот энергоноситель достаточно оперативно подешевел.

По итогам прошлого года выработка угольных электростанций Германии увеличилась на 28 ТВт·ч, а ветровых — сократилась на 18 ТВт·ч. Параллельно с этим примерно в три раза подорожали выбросы углекислого газа.

Тяжело выбрать более удачный фон для того, чтобы в конце года остановить три атомных реактора и 11 угольных теплоэлектростанций. А ведь Германия не только не отказалась от идеи закрыть все АЭС, но и намеревается полностью завершить этот процесс уже в 2022 году.

От планов по развитию ВИЭ никто тоже не собирается отказываться. Более того, аналитическая компания Ember предлагает решить вопрос дорожающего из-за газа электричества простым способом: отказаться от «голубого топлива» и построить больше ветряков. На следующий день после публикации этого смелого решения наступил штиль. Суточное производство электроэнергии из ветра в Германии упало с 456,3 ГВт·ч до 94,6 ГВт·ч. И в целом по итогам января 2022 года ВЭС хоть и продемонстрировали результат лучше провального января 2021-го, но даже не приблизились к рекорду 2019-го, хотя установленная мощность с тех пор выросла более чем на 5 ГВт. В феврале немецкие ВЭС незначительно превзошли рекорд 2019 года, выработав 20,58 ТВт·ч против позапрошлогодних 20,56 ТВт·ч. Однако в конце февраля ветер начал ослабевать, и в начале марта доля ВЭС упала с 40–55% до 15,1%.

Вопрос о хотя бы замедлении развития ВИЭ в Германии даже не поднимается. Напротив, в коалиционном соглашении отдельно оговаривается расширение доли возобновляемых источников энергии. Это не в последнюю очередь связано с заинтересованностью немецких производителей оборудования для ВЭС. На фоне текущей эскалации отношений заявления о «зеленом» энергопереходе зазвучали с новой силой.

Но недиспетчеризируемость ветровых и солнечных станций все же требует наличия традиционных мощностей. Поэтому новое руководство Германии договорилось об увеличении объемов современной газовой электрогенерации.

Действующие газовые электростанции Германии недозагружены. При установленной мощности порядка 31,5 ГВт в прошлом году они выработали лишь 51,2 ТВт·ч. Иными словами, при необходимости они могут уже сейчас полностью заместить выпадающую выработку АЭС (около 65 ТВт·ч). Но так как придется иметь резервы, способные обеспечить производство на уровне пока что существующих угольных электростанций, установленную мощность газовой генерации придется удвоить.

Немецкое руководство ожидает, что новые газовые электростанции смогут работать на метано-водородной смеси.

Есть, правда, маленькая загвоздка: в прошлый раз, когда крупные компании вложились в строительство газовых электростанций, немецкое руководство сделало все, чтобы эти затраты не окупились. Не по злому умыслу, а потому что резко поменялись приоритеты: вчера Европа была за газ, а сегодня уже за ВИЭ. Поэтому новый всплеск инвестиционной активности придется неким образом стимулировать. Иначе в обозримом будущем можно оказаться без АЭС, без угольной генерации и без электричества. Ведь ветер иногда очень некстати не дует. Как в самом начале марта 2022 года.