Электрические риски

Европа входит в "угольную фазу" энергетического кризиса

Электрические риски
Фото: СУЭК

Европейские лидеры призывают своих граждан экономить энергоресурсы. Тем временем приближается август, а с ним и полный запрет Евросоюза на импорт российского угля. Перед ЕС встает первое серьезное испытание в рамках текущей санкционной войны, которая многократно усугубляет удар, нанесенный по европейской экономике мировым энергетическим кризисом.

Европейские парадоксы

Мировой энергетический кризис длится уже более года. Европейский союз оказался одним из наиболее пострадавших от его последствий регионов с развитой экономикой. Повышение цен на газ и уголь спровоцировало рост стоимости электроэнергии. К концу прошлого года в первой десятке стран с самой дорогой электроэнергией в мире шесть позиций заняли страны Европы (Бельгия, Германия, Дания и т. д.). Неблагоприятная ситуация в энергетике привела к падению конкурентоспособности европейской промышленности. Предприятия начали закрываться.
Из-за специфики архитектуры европейского ТЭК средние цены на газ для потребителей в ЕС оказались выше средних цен для азиатских потребителей. Также негативное воздействие на экономику Европы оказывала растущая плата за выбросы, которые, подорожав в 2021 году более чем в три раза (почти до $100 за тонну CO2), дешевели до начала марта 2022-го, но затем вновь начали расти в цене, достигнув к настоящему моменту порядка $84 за тонну.

В первом квартале 2022 года ситуация усугубилась из-за нового витка санкционного конфликта, который Европа начала против России. Если бы никакого конфликта не было, у европейцев были бы проблемы в экономике, но и гарантия поставок необходимого количества энергоносителей тоже была бы. Теперь такой гарантии нет.

Сложилась парадоксальная ситуация: ЕС в рамках пятого пакета санкций ввел запрет на закупку угля в России, при этом не придумал, чьими поставками его заменить, но в то же время нарастил потребление этого энергоносителя в электроэнергетике.

За первые шесть месяцев 2021 года угольные электростанции ЕС произвели 184,4 ТВт·ч электроэнергии, а за аналогичный период текущего года – 211,4 ТВт·ч. Притом суммарный объем производства за этот период сократился (с 1306,88 ТВт·ч до 1287,54 ТВт·ч).

Что заменит атом?

Но уголь оказался не единственным ископаемым энергоносителем, потребление которого в электроэнергетике увеличилось в течение первого полугодия. В 2021 году с января по июнь газовые электростанции выработали 229,9 ТВт·ч, а в 2022-м – 234,4 ТВт·ч.

Уголь и газ вынуждены были компенсировать как резко сократившееся производство на гидроэлектростанциях, так и выпавшие мощности атомной генерации.

Германия полностью остановила работу половины мощностей своих АЭС в конце прошлого года. Также не будем забывать и о Франции, которая столкнулась с неполадками на некоторых реакторах и была вынуждена приостановить эксплуатацию части из них, из-за чего производство "атомного" электричества сократилось со 181 ТВт·ч в первом полугодии 2021-го до 153,7 ТВт·ч за аналогичный период 2022-го. Притом Франция – это крупнейший в Европе экспортер электроэнергии. То есть неполадки в этой стране эффектом домино распространяются на электроэнергетику соседних государств.

Самое интересное, что Берлин ответил отказом на призывы продлить эксплуатацию оставшихся АЭС, сославшись на отсутствие технической возможности. В текущем году он их закроет. Для понимания масштабов: за первые шесть месяцев атомные электростанции Германии произвели 15,87 ТВт·ч электроэнергии – 6,3% от суммарного производства в этой стране. Эти объемы придется компенсировать – либо углем, либо газом. То есть спрос на ископаемое топливо неизбежно увеличится. Если только не сократится количество потребителей в промышленном сегменте и население не начнет экономить еще более отчаянно. Сокращение спроса на электроэнергию, конечно, наблюдается, но масштаб пока недостаточен.

На грани паники

Примечательно, что, по сообщению Financial Times, Евросоюз на 48% снизил морской импорт российского энергетического угля в июне по сравнению с маем (до 1,7 млн т). Правда, июньское сокращение произошло после трех месяцев постоянного роста поставок, который можно объяснить не только увеличением текущих потребностей, но и желанием создать хоть какие-то запасы на период после августа.

Приближающийся запрет на закупку российского угля воспринимается Евросоюзом в текущих условиях как риск для стабильности электроснабжения местных потребителей.

Дополнительным поводом для волнения европейцев стало сокращение поставок по "Северному потоку". Прокачка сократилась из-за проблем с газоперекачивающими агрегатами, ремонт которых должен проводиться в Канаде (по месту изготовления). А сейчас газопровод и вовсе остановлен для проведения плановых профилактических работ. В текущих условиях это уже спровоцировало отбор ранее накопленного газа из хранилищ Бельгии и Великобритании. Увеличилось количество панических прогнозов, уверяющих, что газопровод и вовсе не заработает, если России это будет выгодно. Не успокаивает общественность даже тот факт, что останавливавшийся в июне на профилактику "Турецкий поток" благополучно возобновил прокачку.

Остроты текущим паническим настроениям добавляют два факта. Первый – продолжающееся снижение добычи "голубого топлива" в Европе, которая в 2021 году упала на 7,6%. Второй – Евросоюз в первом полугодии достиг предела импорта сжиженного природного газа (СПГ). Более того, объем СПГ, который мог бы прийти на рынок Европы во втором полугодии, снизился из-за аварии на заводе Freeport LNG (США). Также давление на европейский рынок оказывает растущий спрос на "голубое топливо" в Азии.

По сути, в августе с полным прекращением поставок российского угля начнется первая стадия большого эксперимента, который решил провести над своим населением и экономикой Евросоюз. В ходе этого эксперимента все заинтересованные стороны увидят, насколько эффективно ЕС может справиться с обострением энергетического кризиса. По большому счету, результаты "угольной фазы" дадут общее представление и о том, как Европа будет жить без российской нефти и нефтепродуктов.

На данный момент более разумных предложений, кроме как "экономить, экономить, экономить" от европейских политиков не поступает. Но и население, и промышленность ЕС уже экономят без всяких советов – под давлением высоких цен на энергоносители. Очевидно, что дальнейший рост стоимости газа, угля и электричества естественным образом ускорит сокращение спроса. Но тогда возникает вопрос: а зачем Европе нужны политики, которые ею управляют, если экономика одинаково будет рушиться что под их руководством, что без оного.