Дамоклов меч эмбарго
Фото: Getty images

Дамоклов меч эмбарго

Еврокомиссия предложила запретить импорт российской нефти и нефтепродуктов в ЕС до конца 2023 года. Европа откажется от российской нефти в течение шести-восьми месяцев – такой срок необходим нефтеперерабатывающим заводам на прием сырья из других стран. Венгрии и Словакии, практически на 100% зависящим от покупок трубопроводной российской нефти, предоставлена отсрочка до конца 2023 года. Кроме того, планируется воспрепятствовать перенаправлению российского нефтяного экспорта в третьи страны, в частности запретить страхование танкеров и услуги трейдинга.

Поворот на восток

На Россию приходится примерно 27% импорта нефти ЕС, это весомая величина. Для РФ экспорт нефти и нефтепродуктов в Европу наиболее комфортен с логистической точки зрения. Нефтегазовый сектор обеспечивает примерно половину доходов федерального бюджета, 47% нефти и нефтепродуктов Россия в 2021 году продавала в Европу. При этом Европа на сегодняшний день – это крупнейший экспортный рынок для российской нефти.

Интересно, что как акции «Роснефти», так и российский рубль на такие негативные новости практически не отреагировали. Рубль стоит как скала на фоне валютных ограничений Центробанка и огромного торгового профицита, обусловленного резким падением импорта.

Также, видимо, рынок верит, что РФ сможет перенаправить товарные нефтяные потоки – прежде всего в Азию, хотя и с дисконтом. В отличие от Ирана Россия все же не находится под глобальными санкциями ООН, и азиатские страны, такие как Китай, Индия и Турция, скорее всего, продолжат покупать российские углеводороды, даже несмотря на давление со стороны Запада. Подчеркнем, что, например, частные нефтеперерабатывающие заводы в Китае или потребители из Индии довольно чувствительны к ценам.

На долю Китая в 2021 году приходилось 30,7% экспорта российской нефти. КНР импортирует примерно 10 млн барр. нефти в сутки, это превышает совокупные объемы экспорта российской нефти. По данным Financial Times, Индия в марте 2022 года увеличила закупки нефти в России в четыре раза по сравнению со средними значениями прошлого года, до 360 тыс. барр/сут. Она импортирует 85% потребляемой нефти, но доля поставок из России на индийском рынке пока невелика – меньше 1% по итогам 2021 года. Это означает, что есть огромный потенциал их увеличения. Всего Индия импортирует примерно 5 млн барр/сут, входя в число мировых лидеров по данному показателю. Увеличить закупки российской нефти могут и другие быстрорастущие экономики Азии, такие как, например, Вьетнам и Индонезия.

Больное место – логистика

С другой стороны, РФ придется перенастраивать логистические маршруты, что займет время и может быть финансово накладно. Могут возникнуть проблемы как с наличием свободных танкеров, так и с их страхованием. После 15 мая танкеры «Совкомфлота»  затруднительно использовать для перевалки нефти из-за санкций. Поэтому, по информации британского издания Lloyd’s List, компания ведет переговоры о продаже трети своего танкерного флота, чтобы погасить кредиты западным банкам в условиях санкций. Также болезненны меры по запрету страхования танкеров. Около 95% договоров страхования ответственности танкеров проводятся через Международную группу ассоциаций (клубов) взаимного страхования (International Group of Protection and Indemnity Clubs), которая зарегистрирована в Лондоне и обязана соблюдать европейское законодательство. В результате логистические проблемы, безусловно, возникнут, и придется принимать нестандартные решения для их преодоления.

Если не решить логистические проблемы в полном объеме, то потери – как для бюджета России, так и для доходов нефтяных компаний РФ – возможны. Однако вероятное сокращение физических объемов экспорта может быть компенсировано более высокими ценами на углеводороды. В условиях сохраняющегося дефицита на мировом рынке углеводородов уменьшение поставок из России вполне может взвинтить цену на нефть до $130–150/барр.

В ОПЕК признают, что заместить объемы российского экспорта нефти, оцениваемого в 7,5 млн барр/сут, практически невозможно. Таких свободных мощностей в мире просто нет.

Кто в зоне риска?

Надо отметить, что потеря европейского рынка для России и без эмбарго была бы вопросом времени – из-за «зеленой повестки» ЕС. Но сейчас этот процесс резко ускоряется. Для Европы прекращение российских поставок углеводородов грозит закрытием ряда промышленных предприятий, прежде всего нефтеперерабатывающих заводов, а также ростом цен на бензин. Все это вкупе с общей высокой инфляцией, рекордной за десятилетия, может вызвать социальные проблемы.

Также рост инфляции в Европе потребует ужесточения монетарной политики европейского Центрального банка, что создает угрозу экономическому росту в регионе и даже несет риски рецессии. Не случайно в рядах ЕС нет единодушия в отношении нефтяного эмбарго. Особую позицию, например, занимают Венгрия и ряд других стран ЕС.

Для России, кроме потерь бюджета и доходов нефтяных компаний, нефтяное эмбарго может означать консервацию ряда месторождений. Но речь идет прежде всего о неэффективных и низкодебитных скважинах. Что, впрочем, создает риски для будущего возобновления добычи на обводненных месторождениях, тем более в свете ухода из России западных нефтесервисных компаний. С другой стороны, это стимулирует спрос на импортозамещение в российской нефтесервисной отрасли и развитие соответствующих технологий.

Что касается конкретных российских компаний, то лучше всего с точки зрения минимизации ущерба от западных инициатив и инвестиционной привлекательности позиционирование «Роснефти». У нее примерно 50% экспорта приходится на Китай трубопроводным маршрутом, который вряд ли пострадает из-за нефтяного эмбарго ЕС. Также у «Роснефти» низкие операционные издержки на добычу нефти и высокое качество активов, что создает ей конкурентные преимущества и возможности. А более уязвимы те российские компании, которые в большей степени завязаны на экспорт нефти и нефтепродуктов в Европу.

Нельзя исключать и того, что после окончания специальной военной операции на Украине позиция Европы в отношении нефтяного эмбарго будет скорректирована, и оно может быть смягчено. Во всяком случае, экономические интересы ЕС заключаются именно в этом. Хотя политика в последнее время и доминирует над экономикой.