Япония не намерена выходить из проектов на Сахалине из-за рисков дефицита СПГ
Фото: gazprom.ru

Япония не намерена выходить из проектов на Сахалине из-за рисков дефицита СПГ

Риск перебоев в поставках сжиженного природного газа из России достиг беспрецедентного уровня, говорится в энергетическом отчете Японии, опубликованном 7 июня. Риски растут на фоне отказа Евросоюза от российской нефти и угля (угольное эмбарго начинает действовать 10 августа, от российской нефти и нефтепродуктов ЕС планирует отказаться в течение шести-восьми месяцев, однако здесь речь идет лишь о поставках морем, трубопроводы пока под санкции не попали – ред.).

Япония ожидает роста цен на энергоносители благодаря таким факторам как холодная погода в Европе, стихийные бедствия, нехватка инвестиций в добычу углеводородов и постпандемийное восстановление экономики.

Япония подчеркивает, что на фоне вышесказанного она не намерена отказываться от участия в российских проектах «Сахалин-1» и «Сахалин-2» (в первом японскому консорциуму SODECO принадлежит 30%, во втором совокупная доля Mitsui и Mitsubishi составляет 22,5%. Эти проекты обеспечивают 3,6% японского импорта нефти и 8,8% импорта газа) несмотря на санкции, введенные Токио в отношении России. Причем главный аргумент Японии, помимо необходимости поддержания собственной энергетики, заключается в том, что если японские компании выйдут из сахалинских проектов, их доли может приобрести дружественная России страна. А это ослабит антироссийские санкции и укрепит позиции РФ.

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков рассказал ИнфоТЭК, что есть как минимум еще одна причина, по которой Япония не хочет выходить из сахалинских проектов — цена СПГ.

«Будучи акционерами и заключив долгосрочные контракты, японские компании получают СПГ с Сахалина по ценам существенно ниже рыночных. Найти такие же объемы по тем же ценам на мировом рынке невозможно», — поясняет эксперт.

Юшков считает, что выйти из «Сахалина-1» и «Сахалина-2» Япония может лишь в случае введения газового эмбарго в отношении РФ. Тогда давление на Японию со стороны стран Запада действительно может заставить ее пересмотреть свою позицию по Сахалину. Впрочем, для России это не будет критичным: «японские» объемы с удовольствием приобретет Китай, игнорирующий подавляющее большинство рестрикций (например, КНР закупает нефть из Ирана и Венесуэлы, находящихся под санкциями США), отмечает Юшков.

Что касается возможных перебоев с поставками, здесь, по мнению Юшкова, речь идет не столько о конкуренции за СПГ между Европой и Азией, сколько об особенностях формирования цен на российский газ. Дело в том, что СПГ продается на спотовом рынке, который быстрее реагирует на изменение ценовой конъюнктуры, чем долгосрочные контракты «Газпрома». Цена последних меняется с лагом в три-шесть месяцев, и фактически сейчас «Газпром» продает газ по ценам зимнего спотового рынка, которые в периоды увеличения спроса сразу же растут. Таким образом, в период с марта по август Европе выгоднее покупать СПГ, который начинает дешеветь после окончания отопительного сезона.

«Ситуация изменится во втором полугодии, когда цены долгосрочных контрактов «Газпрома» вновь пойдут вниз, и Европе станет выгоднее закупать трубопроводный газ, — рассказывает Юшков. — Соответственно, больше СПГ будет направлено в Азию».