Угольные компании РФ просят о господдержке
Фото: sibuglemet.ru

Угольные компании РФ просят о господдержке

Антироссийские санкции Запада осложнили работу угольных компаний РФ: было прервано обслуживание оборудования, нарушилась логистика поставок, возникли трудности с фрахтом судов, зарубежные счета некоторых трейдеров были заморожены, а ряд партнеров вообще отказались от выполнения контрактов. В результате сократился экспорт и угольным складам грозит переполнение.

В связи с этим угольные компании просят государство о поддержке, сообщает издание «Коммерсант», ссылаясь на доклад министерства энергетики РФ. В частности, угольщики просят расширить инфраструктуру: БАМ, ж/д-инфраструктуру в Хабаровском крае, что позволит увеличить отгрузку угля в порту Ванино, и увеличить пропускную способность переходов на границе с Китаем. Также компании предлагают развивать транспортировку по Амуру, что позволит частично разгрузить БАМ, и увеличить количество балкерных судов (их предлагается строить в рамках государственно-частного партнерства). И, наконец, угольные компании рассчитывают на доступ к госпрограмме субсидирования процентных ставок по кредитам, в которой добывающие предприятия сейчас участвовать не могут.

Губернатор Кузбасса Сергей Цивилев в ходе Петербургского международного экономического форума-2022, завершившегося 18 июня, заявлял, что из-за сложностей с экспортом угольные склады региона переполнены, возникает угроза приостановки добывающих предприятий.

В конце прошлой недели министерство энергетики РФ сообщало, что по негативному сценарию, который может случиться в случае введения полного эмбарго на российский уголь, по итогам текущего года добыча угля может сократиться год к году примерно на 17%, до 365,1 млн тонн. Экспорт при этом снизится на 30%, до 156 млн тонн.

Заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов рассказал ИнфоТЭК, что с одной стороны жалобы угольных компаний действительно оправданы и России не хватает мощностей для перевозки угля в восточном направлении.

«Именно это направление сейчас становится доминирующим, так как западное будет закрыто. Оно уже частично недоступно для наших поставщиков угля, и окончательно закроется в августе текущего года, когда вступит в действие европейское эмбарго на уголь из РФ, — поясняет эксперт. — Предложения угольщиков по расширению инфраструктуры правильные и справедливые. Причем еще пять лет назад было очевидно, что расширять транспортные мощности для поставок на Восток будет необходимо — тогда Европа объявила о декарбонизации экономики и постепенном отказе от угольной генерации».

Однако этого не было сделано сразу: отчасти из-за определенной инерции государственного механизма, но в большей степени в связи с экспертными прогнозами, согласно которым от угля мог отказаться и Китай. Перспективы спроса на уголь в Азии тоже вызывали сомнения, и разворот на Восток мог оказаться бессмысленным.

«Но эти прогнозы оказались неверными. КНР увеличивает потребление угля, снижая лишь удельное потребление на производства киловатта в час, а это несколько другое, это означает лишь снижение выбросов в атмосферу, — объясняет Фролов. — Таким образом, расширение инфраструктуры все же требуется, но оно уже происходит. По факту, угольщики сейчас лишь фиксируют текущее положение дел».

По словам эксперта, теоретически ускорить расширение инфраструктуры возможно, но здесь возникает противоречивая ситуация. Угольные компании, в отличие от нефтегазовых, находятся в несколько привилегированном положении, отмечает Фролов. Речь идет о том, что у угольщиков нет тех соцобязательств, какие есть у нефтяников и газовиков. И некоторые — отнюдь не все — производители угля позволяют себе пользоваться этой ситуацией. Зачастую во вред внутреннему потребителю.

«Как только конъюнктура мирового рынка разворачивается лицом к российскому угольщику, у него возникает искушение направить всю свою продукцию за рубеж, — рассказывает Фролов. — И тогда внутренний потребитель получает максимально некачественное сырье, вплоть до того, что в поставленном угле обнаруживается земля. Поэтому в данной ситуации истина где-то посередине. Да, экономическая ситуация для угольщиков будет сложной. Но, например, в прошлом году, на фоне «угольного ренессанса», угольщики зарабатывали существенно больше, чем два-три года назад. Если раньше компании благополучно продавали тонну угля примерно за $60, а сейчас они продают уже более чем по $200, то полагаю, некоторое снижение поставок не окажет существенного влияния на финансовые результаты».

В связи с этим Фролов считает, что нужно максимально серьезно отнестись к вопросу господдержки угольных компаний, проведя тщательный и пристрастный экономический анализ каждой компании, определив, кому действительно нужна помощь, а кто просто пользуется текущим сложным положением, чтобы получить от государства какие-то преференции.

Эксперт отметил, что у компаний всегда остается в запасе аргумент о том, что снижение добычи приведет к сокращению числа сотрудников. Однако, по мнению Фролова, угольщикам следует стать более социально ответственными и стратегически ориентированными.

«Те же нефтяные и газовые компании, например, в аналогичной ситуации — снижение объемов экспорта и добычи при росте цен — не жалуются и не требуют от государства, чтобы оно построило им трубопроводы, – указывает эксперт. — Угольщикам бы стоило тоже начать больше вкладываться в инфраструктуру, если они считают, что эта инфраструктура необходима».