Тиражирование практики НДД принесет бюджету более 100 млрд рублей

Тиражирование практики НДД принесет бюджету более 100 млрд рублей

Расширение практики применения НДД (налог на дополнительный доход) может принести российскому бюджету в 2023-2027 гг. дополнительно 107,6 млрд рублей. Об этом сообщает агентство ТАСС со ссылкой на одного из авторов нового законопроекта по НДД, заместителя председателя бюджетного комитета Госдумы Ольгу Ануфриеву.

Изначально предполагалось, что режим НДД будет применен к 43 выработанным и 55 новым месторождениям нефти (этот проект уже был одобрен Госдумой в первом чтении). Это принесло бы дополнительно 84 млрд рублей. Однако комитет Госдумы по бюджету предложил внести в список еще 26 выработанных и 33 новых месторождения. Таким образом, общие бюджетные допдоходы от применения НДД могут составить почти 192 млрд рублей. Согласно законопроекту, по выработанным месторождениям режим НДД может заработать с начала 2023 года, по новым — задним числом, с 1 января 2022 г.

В законопроекте не указаны названия месторождений, однако приведены их координаты. Исходя из данных Росгеофонда, на которые ссылается агентство «Интерфакс», в перечень НДД добавлены 27 месторождений «Роснефти» (6 выработанных и 21 новое), одно выработанное месторождение «Лукойла», 7 участков «Газпром нефти» (4 выработанных и три новых), 12 месторождений «Сургутнефтегаза» (4 и 8 соответственно), 6 месторождений ННК (5 и 1), а также 6 выработанных участков «Печоранефтегаза».

Режим НДД предполагает, что недропользователь не будет платить экспортную пошлину и, частично, налог на добычу полезных ископаемых. Вместо этого налогом облагается выручка от продажи нефти (за вычетом расходов на добычу и транспортировку). Новые месторождения, которые бюджетный комитет Госдумы предлагает перевести на НДД, располагаются севернее 65 градуса северной широты в Республике Коми, Тюменской области, Ханты-Мансийском автономном округе, Ямало-Ненецком автономном округе, Оренбургской области, Самарской области. Выработанные — в Тюменской области, Ханты-Мансийском автономном округе, Ямало-Ненецком автономном округе, Республике Коми, а также Томской области.

В настоящее время НДД уже применяется к ряду проектов. Ранее вице-премьер РФ Александр Новак говорил, что НДД в дальнейшем может стать основным налоговым режимом для добычи нефти, и государству почти не нужно будет вмешиваться в налоговую систему нефтяного сектора. Сами нефтяники уже много лет говорят о том, что НДД для них предпочтительнее действующего режима, но здесь сталкиваются интересы нефтяной отрасли и Минфина.

«Главная проблема в том, что нефтяники предлагают перевести налогообложение сектора на период, а министерство финансов пока к этому не готово. То есть, нефтяные компании хотят выплачивать НДД с выручки от реализации нефти, тогда как действующая система предполагает, что недропользователь платит налог сразу по факту добычи, – пояснил ИнфоТЭК директор Института народнохозяйственного прогнозирования Александр Широв. — Последнее больше устраивает Минфин, так как НДПИ и экспортная пошлина — более понятный механизм, и деньги в бюджет поступают быстрее. Кроме того, НДД предполагает рост налоговых поступлений после того, как месторождение выходит на плановый уровень рентабельности».

Оба подхода, по словам эксперта, имеют свою логику, но важно определиться, чего именно правительство хочет от нефтяного сектора? НДД способствует наращиванию добычи, стимулирует компании вкладывать средства в более сложные и капиталоемкие проекты. НДПИ и экспортная пошлина, напротив, направлены на быстрейшее пополнение бюджета, стимулируя разработку более простых месторождений, позволяющих получать доход практически «здесь и сейчас».

«Это вопрос экономической политики, — отмечает Широв. — Условия добычи так или иначе будут ухудшаться (за счет растущего уровня выработанности старых месторождений в традиционных регионах добычи), и необходимость разработки более сложных месторождений в любом случае возникнет».

Однако и здесь есть нюансы. Во-первых, это глобальная климатическая повестка, в связи с которой, как ожидается, потребление нефти будет постепенно снижаться. Впрочем, по прогнозам Широва, до 2030-2035 гг. какого-то кардинального перелома в спросе на нефть не произойдет, так что, как минимум, в этот период Россия могла бы наращивать объемы добычи и экспорта. Но здесь возникает другой вопрос: сможет ли РФ эту нефть продать, учитывая санкции?