Еврокомиссия представила новую программу по отказу от российских энергоносителей
Фото: AP Photo/Olivier Matthys

Еврокомиссия представила новую программу по отказу от российских энергоносителей

Еврокомиссия приняла долгосрочный план по отказу от российских энергоносителей, сообщила в среду глава ЕК Урсула фон дер Ляйен. План носит название REPowerEU, он нацелен в первую очередь на замещение природного газа, поступающего из РФ.

По словам фон дер Ляйен, ЕС только за последние 12 месяцев (с апреля 2021 г. по апрель 2022 г.) снизил долю российского газа в собственном потреблении с 40% до 26%.

Новый план предполагает, что Евросоюз будет наращивать импорт газа из других стран, но при этом к 2030 году сократит собственное энергопотребление на 13% (ранее называлась цифра 9%).

«Мы мобилизуем до 300 млрд евро (для этих целей). Порядка 75 млрд евро в качестве дотаций и 225 млрд евро в виде кредитов», — сообщила фон дер Ляйен.

Из этих сумм 10 млрд евро будет направлено на развитие импорта сжиженного природного газа, 2 млрд евро — на нефтяную инфраструктуру, позволяющую снизить зависимость от России. Остальные средства, по словам главы ЕК, будут вложены в ускорение перехода на «зеленую» энергетику. Доля возобновляемой энергии в ЕС к 2030 году должна составить не менее 45% (ранее ориентир был 40%). Еврокомиссия предлагает, в частности, с 2025 года в обязательном порядке устанавливать солнечные панели на всех коммерческих и общественных зданиях, а также на новых жилых домах. «Солнечное покрытие» должно быть завершено к 2029 году.

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков полагает, что основная проблема предлагаемых ЕК мер заключается в их противоречивости.

«Сейчас ЕС конкурирует за уже присутствующие на спотовом рынке объемы газа, но вряд ли их хватит, чтобы компенсировать 150 млрд кубометров, поступающих из России, — рассказал ИнфоТЭК эксперт. — То есть, чтобы заместить российский газ в Европе, нужны будут новые мощности по добыче, а главное — новые терминалы для приема СПГ».

Но с другой стороны, Европа не отказывается и от своих планов по полной декарбонизации, которые предполагают в перспективе снижение потребления, а затем и отказ от природного газа вообще. И здесь возникает коллизия.

«Европа дает сигнал поставщикам: добывайте больше газа, стройте заводы по его сжижению, и мы будем закупать ваш СПГ. При этом ЕС еще придется строить и собственные регазификационные мощности. Но для производителей газа коммерческие перспективы здесь весьма неоднозначны, так как неясно, успеют ли окупиться инвестиции в новые проекты до того, как Европа полностью от газа откажется», — указывает Юшков.

Кстати, по словам эксперта, энергетический кризис в Европе, который начался еще в 2020-2021 гг., во многом был вызван именно опасениями инвесторов, которые не рисковали вкладывать средства в новые углеводородные проекты, учитывая грядущую декарбонизацию.

Что касается сокращения энергопотребления, 13%, с одной стороны, не такое уж большое число, отмечает Юшков. Но с другой — у Европы уже очень высокая стартовая база в плане энергосбережения, много было принято мер в этой сфере: утепление зданий, запрет на лампы накаливания, введение классификации приборов по энергоэффективности и т. д.

«Каждый следующий шаг в этом направлении всегда дороже, — констатирует эксперт. — Поэтому вероятнее, что энергопотребление будет сокращаться чисто статистически. Например, на сегодняшний день в Европе уже закрылись почти все производства азотных удобрений, для которых нужен природный газ. Формально это означает как раз сокращение потребления. То есть, из-за дороговизны энергоресурсов часть потребителей будет вынуждена сократить их закупки и статистически это даст снижение энергопотребления. Другой вопрос, что будет с предприятиями-потребителями».

Не все однозначно и с «зеленой» энергией, учитывая, что солнечная и ветряная энергетика напрямую зависят от погодных условий. Кроме того, «зеленая» энергия сейчас опять дорожает, учитывая взлет цен на материалы, используемые при производстве ветряков и солнечных панелей (кремний, литий, никель, медь и т. д.).

«Европа, очевидно, готова пойти на то, что энергия будет дорогая и производство ее будет нестабильным и непрогнозируемым, — полагает Юшков. — Колебания в производстве электроэнергии дают то дефицит, то профицит, а это, в свою очередь, вызывает скачки цен на спотовом рынке. И амплитуда этих колебаний и скачков будет становиться все больше. По крайней мере до тех пор, пока не будет создана система балансировки».

В качестве такой системы предполагалось использовать водород, который стал бы своеобразным способом хранения электричества. То есть, избыток энергии в периоды пиков выработки направляется на производство водорода, а в периоды нехватки — уже водород направляется на производство электроэнергии. Но, как указывает Юшков, в масштабах всей энергосистемы Европы такой механизм балансировки пока не создан.