Энергопереход обойдется Европе 800 млрд евро в ближайшие 10 лет
Фото: Скоробогатов Алексей

Энергопереход обойдется Европе 800 млрд евро в ближайшие 10 лет

Группа компаний Breakthrough Energy, основанная Биллом Гейтсом, заявила, что Евросоюзу в текущем десятилетии придется инвестировать 800 млрд евро в «зеленые» технологии. Только в этом случае ЕС сможет отказаться от энергоносителей из России. Соответствующее исследование провела компания Boston Consulting Group, эксперты которой оценили затраты на энергопереход именно в такую сумму, отмечая, что столько же Евросоюзу пришлось бы потратить на нефть и газ.

В частности, речь идет об инвестициях в развитие инфраструктуры для возобновляемых источников энергии, в мощности по производству «зеленого» водорода и экологичное авиатопливо. Кроме того, средства необходимо вкладывать в развитие технологий хранения энергии. Вложенные инвестиции обеспечат порядка 1,4 млн ГВт энергии, что, впрочем, составляет лишь 1/10 от ожидаемого первичного потребления электроэнергии в 2030 году.

«Если эти средства не будут вложены, вырастут риски и зависимость (от России)», — приводит агентство Bloomberg слова управляющего директора BCG Андерса Порсбог-Смита.

Оценка в 800 млрд евро выглядит крайне заниженной, сказал ИнфоТЭК заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов. По словам эксперта, при оценке явно не учитывалось системное значение энергоносителей, являющихся базой для всей экономики.

«Смена энергетического уклада как такового затрагивает массу смежных отраслей, таких как, например, металлургия, нефтегазохимия и даже IT. И если IT-компаниям будет относительно несложно перепрофилироваться на создание решений для «зеленой» энергетики, то для той же металлургии это означает существенные дополнительные расходы на переориентацию, — поясняет Фролов. — Еще один момент: водород. Учитываются ли здесь расходы не только на собственно производство водорода, но и на создание предприятий, способных производить оборудование для водородопроводов? А ведь сейчас они существуют только в виде опытно-промышленных проектов, причем не самых масштабных. Или взять развитие сетевой инфраструктуры: здесь нужно учитывать не только затраты на производство проводов и опор, но и возможности мощностей по производству алюминия, затраты на их расширение».

Кроме того, по крайней мере в публичной части уже проведенных исследований (например, тех, что проводились самим Евросоюзом, Международным энергетическим агентством и других) в значительной степени игнорируется социальный аспект, отмечает Фролов.

«Учитывается ли в исследовании Boston Consulting Group расходы на переобучение тех специалистов, которые сейчас работают в традиционной энергетике? А это и электрогенерация, и нефтепереработка, и нефтегазодобыча, и т. д. А ведь есть еще смежные области, такие как, к примеру, обслуживание автомобилей. Энергопереход означает и системные изменения в транспортной сфере, в том числе переход на электромобили. Это означает, что существующая система обслуживания автомобилей с двигателем внутреннего сгорания и цепочка производства комплектующих рушатся и нужно создавать новые», — указывает эксперт.

Персонал из всех этих сфер должен быть перепрофилирован, а часть неизбежно придется уволить. Специалист СТО, меняющий масло, для электромобиля просто не нужен. Да, звучат тезисы о том, что энергопереход создаст новые рабочие места, говорит Фролов.

«Очевидно, подразумевается, что все, кто потеряет работу в сфере традиционной энергетики, переместятся в «зеленую». Но, во-первых, по данным IRENA (Международное агентство по возобновляемым источникам энергии), на 2020 год в секторе ВИЭ во всем мире было задействовано 12 млн человек. Примерно такое же количество людей занято в ЕС только на автопредприятиях. И весьма сомнительно, что ВИЭ-отрасль создаст столько рабочих мест, сколько освободится вследствие энергоперехода, — считает эксперт. — То есть социальные последствия энергоперехода тоже не просчитываются, а они могут быть чудовищными. Если учитывать все вышесказанное, возникает вопрос: 800 млрд евро точно хватит? На мой взгляд, не хватит. А ведь эти деньги нужно еще найти и согласовать их выделение, причем заниматься нужно этим не так, как принято в Европе – сначала бездумно обозначить стратегическое направление, а потом надеяться, что будут проработаны конкретные проекты, под них получится найти финансирование, и получившаяся система вообще заработает. Напротив, в первую очередь необходимо оценить необходимость принимаемой стратегии, понять — откуда взять деньги. И главное — необходимо оценить последствия: не получится ли новая система нестабильнее старой, не окажется ли она более ущербной, не снизится ли энергобезопасность региона. Причем прорабатывать стратегию нужно уже сегодня. Смогут ли экономики стран ЕС справиться с такими преобразованиями? Убежден, что нет».