Urals под ударом

Urals под ударом

Риски сокращения российского нефтяного экспорта касаются в первую очередь поставок Urals, которые осуществляются через порты в Европейской части России, тогда как для экспорта ESPO основной угрозой может стать увеличение дисконта к мировым бенчмаркам.

На фоне санкционных рисков резко возрос интерес не только к географии, но и к структуре российского нефтяного экспорта. Какие сорта нефти поставляются из России на внешний рынок? Сколь значима роль России как транзитного коридора для производителей из других стран? И отгрузки каких сортов теперь находятся под наиболее сильной угрозой?

Не только Urals

Ответить на эти вопросы позволяет статистика перевалки нефти на экспорт в российских портах. Объем перевалки, с учетом транзита из Казахстана, в 2021 году увеличился на 8%, до 205,7 млн т, следует из данных Refinitiv. Более половины поставок пришлось на два ключевых экспортных сорта: Urals, который экспортируется в основном в Европу, и ESPO, для которого ключевым рынком сбыта является Азия.

Будучи самым известным российским бенчмарком, Urals по своим физико-химическим свойствам сильно отличается от ESPO, который получил свое название по аббревиатуре трубопроводной системы «Восточная Сибирь – Тихий океан» (Eastern Siberia – Pacific Ocean). Если в Urals содержание серы составляет 1,36%, то в ESPO оно не превышает 0,65%, что делает этот сорт более близким к низкосернистому Brent (0,4%, согласно оценке S&P Global Platts). Еще одно отличие – в уровне плотности, которая измеряется в градусах API (чем выше градус, тем ниже плотность): по этому показателю ESPO (34,7 градуса API) также ближе к Brent (37,5 градуса), чем к Urals (31,3 градуса).

При этом для отгрузок ESPO основным является дальневосточный хаб «Козьмино», тогда как для отгрузок Urals – портовая инфраструктура Черноморского побережья (Новороссийск) и Ленинградской области (Усть-Луга, Приморск).

Третьим по популярности сортом, отгружаемым на экспорт в российских портах, является CPC Blend – легкосернистая смесь низкой плотности (0,55%, 45,3 градуса API), которая добывается в российском секторе Каспия и в Прикаспийской нефтегазовой провинции Казахстана, где расположены крупнейшие месторождения республики – Тенгиз, Кашаган и Карачаганак. Нефть этих месторождений транспортируется по Каспийской трубопроводной системе (КТК), которая соединяет Тенгиз и порт в Новороссийске. В силу близости к Европе 70% поставок CPC Blend приходится на европейский рынок, однако благодаря танкерной транспортировке спрос на этот сорт предъявляют также потребители в Азии (21%), Африке и на Ближнем Востоке (9%).

Легкая российская нефть

В отличие от Urals, ESPO и CPC Blend, заметной географической привязки нет у Siberian Light – еще одного сорта «легкой» нефти (0,57%, 35,1 градуса API), поставки которого примерно поровну разделены между европейским и азиатским рынком (в 2021 году 3,8 млн т Siberian Light было отгружено в порту Новороссийска, а 3,9 млн т – в порту Пригородное на Дальнем Востоке). Иную картину можно наблюдать в случае сахалинского низкосернистого сорта Sokol (0,28%, 35,5 градуса API), у которого 100% поставок в 2021 году пришлись на Азиатский регион.

К категории низкосернистых также относятся три арктических сорта – Varandey, Arco и Novy Port, которые обеспечили 10% перевалки нефти на экспорт (без учета транзитных танкерных отгрузок между российскими портами). Помимо Европы эта нефть экспортируется и в Северную Америку: у Varandey на долю США в 2021 году пришлась почти треть поставок, а у Novy Port – чуть больше 20%.

В целом статистика перевалки отражает рост доли низкосернистых сортов в российском экспорте, связанный с включением новых регионов в географию нефтедобычи: в 1990-х годах таким регионом стал Сахалин, в 2000-е – Восточная Сибирь, а в последнем десятилетии – Арктика и Каспий.

Дисконт – меньшая из потерь

Законодательный запрет США на импорт российской нефти, с высокой вероятностью, отразится на статистике поставок Urals. Россия вплоть до введения санкций была для США одной из альтернатив импорту из Венесуэлы, который в 2018 году составлял 506 тыс. барр/сут, а в 2020–2021 годах снизился до нуля, согласно данным Управления энергетической информации (EIA). Urals близок по содержанию серы к ключевому венесуэльскому сорту Mena 30 (1,01%), а также к нефти, которую в среднем принимают на переработку американские НПЗ (1,27%, по данным EIA за 2021 год). Во многом поэтому экспорт нефти из России в США вырос с 76 тыс. барр/сут в 2020 году до 199 тыс. барр/сут в 2021 году. Но в ближайшие месяцы поставки сократятся до нуля.

Снижение экспорта Urals также будет связано с планами Великобритании перестать импортировать из России нефть и нефтепродукты до конца 2022 года и добровольным отказом от российского сырья со стороны ряда европейских компаний и трейдеров. Менее серьезная угроза касается сортов ESPO и Sokol, которые экспортируется через дальневосточные порты: частичная изоляция России от нефтяного рынка будет играть на руку азиатским трейдерам, которые будут предлагать за российскую легкосернистую нефть двузначный дисконт к мировым бенчмаркам.