Транспортный коридор и магнит для инвестиций
Фото: nsra.ru

Транспортный коридор и магнит для инвестиций

Недавно президент Владимир Путин провел заседание по развитию Арктической зоны Российской Федерации (АЗРФ). Решение социальных, экономических, инфраструктурных задач в этом важнейшем регионе, реализация здесь масштабных инвестиционных проектов – это всегда было и остается для нас приоритетом, подчеркнул президент.

Сырьевая кладовая и важнейший маршрут

Действительно, Арктический регион – один из самых значимых для нашей страны. На него приходится около 20% территории России. Но дело, конечно, не только в площадях. Порядка 1,7% населения РФ – именно такая его доля проживает в Арктической зоне – производит почти 12% валового внутреннего продукта. Вклад АЗРФ в национальный экспорт составляет около 25%!

В настоящее время здесь добывается более 90% российских никеля и кобальта, 60% меди, 96% металлов платиновой группы, извлекается около 80% газа и 60% нефти. При этом прогнозные ресурсы перечисленных видов сырья в арктических регионах превышают 70–90% от общероссийских. Шельф арктических морей, без сомнения, можно рассматривать как стратегический резерв укрепления минерально-сырьевой безопасности страны. Общая стоимость минерального сырья, залегающего в недрах арктических районов России, по разным оценкам, превышает $30 трлн, причем две трети этой суммы приходится на долю энергоносителей.

Но и это не все. Арктика – не только кладовая, это одна из главных дорог современного мира. Во времена Советского Союза был реализован грандиозный проект освоения Северного морского пути (СМП) – кратчайшего морского маршрута, связывающего Европейскую часть России с Дальним Востоком. Согласно отечественному законодательству, СМП – это «исторически сложившаяся национальная единая транспортная коммуникация России в Арктике». Эта водная дорога может приносить стране не меньше, чем сырье.

Вопреки внешнему давлению

Да, Арктика важна. Да, Арктика нужна! Но встает вопрос: своевременно ли сейчас заниматься ее развитием? Данный регион можно осваивать только комплексно. Значит, здесь нужны только крупномасштабные проекты. А стоит ли сейчас брать на себя такую тяжесть? Может быть, следует сосредоточиться на чем-нибудь более простом и конкретном?

Президент дает на эти вопросы однозначный ответ: «Сейчас, с учетом разного рода внешних ограничений и санкционного давления, всем проектам и планам, связанным с Арктикой, нам необходимо уделять особое внимание: не откладывать их, не сдвигать вправо, а напротив, на попытки сдержать наше развитие мы должны ответить максимальным наращиванием темпов работы как по текущим, так и по перспективным задачам».

То есть внешнее давление – не причина, чтобы сворачивать работу в Арктике. Наоборот, именно вынужденное противостояние с недружественными странами заставляет нас наращивать наши усилия в Арктике. Она становится одним из фронтов противостояния России и Запада.

Центр силы

Но в чем же состоит это противостояние? Что является яблоком раздора?

Во-первых, поставки углеводородов и пути их транспортировки. Именно в Арктике их можно добывать и именно отсюда их удобно перевозить в восточном направлении. Президент говорит: «Что касается российской нефти, газа, угля, мы сможем увеличить их потребление на внутреннем рынке, стимулировать глубокую переработку сырья, а также нарастить поставки энергоресурсов в другие регионы мира – туда, где они действительно нужны. Для решения этой задачи используем все имеющиеся возможности, включая развитие транспортных коридоров, в том числе речь идет о железнодорожном Северном широтном ходе».

Во-вторых, когда прямые пути на Запад нам фактически перекрыты, значение Арктики как транспортной артерии возрастает многократно. Через Северный морской путь мы выходим и на Запад, и на Восток. Более того, мы можем предоставить возможность пользоваться СМП нашим союзникам, в первую очередь Китаю. Тем самым мы не только укрепим наш союз и получим дополнительные средства, но и сможем повлиять на недружественные страны. Китай благодаря СМП получит возможность перевозить свои товары в Европу по кратчайшему маршруту, а это уже чувствительный удар по США. Если Китай будет иметь прямой, неподвластный никаким геополитическим и военным рискам выход на европейский рынок, он сможет уже совершенно иным голосом говорить с США. А это уже серьезный повод для беспокойства со стороны Вашингтона.

А в-третьих, и это самое главное, Арктика – точка приложения капитала. Неверным является утверждение о том, что в современном мире ощущается нехватка капитала. Не хватает именно эффективных направлений инвестиций, а без них невозможно развитие. И одной из немногих таких точек служит Арктика. Тот, кто контролирует Арктику, тот получает существенное преимущество в гонке за мировое лидерство.

А вопрос о мировом лидерстве и является главным в современной ситуации. Все, что сейчас делают США, служит одной цели – сохранению их мирового лидерства.

***

Таким образом, вопрос об освоении Арктики становится ключевым. Это прекрасно понимают и в США и даже сравнивают гонку в Арктике с космической гонкой.

Но как осваивать Арктику? Очевидно, что самый эффективный способ – это добыча, переработка и транспортировка жидких и газообразных углеводородов.

Так что активизация работ по освоению минерально-сырьевого потенциала Арктики становится частью нашей глобальной стратегии.