Энергетический переход в ЕС
Фото: РИА Новости

Энергетический переход в ЕС

На прошлой неделе министр финансов ФРГ Кристиан Линднер, отвечая на вопрос о продлении сроков работы атомных электростанций в Германии, предложил обсуждать этот вопрос «неидеологическим образом». Еще недавно г-н Линднер придерживался иной точки зрения, утверждая, что атомная энергетика «не является устойчивой технологией и не должна играть никакой роли в планах по декарбонизации европейской экономики». Может ли украинский кризис и высокие цены на нефть и газ стать game changer для атомной энергетики и вернуть ее в европейскую энергетическую повестку?

Атом признан «зеленым»

До недавнего времени большинство стран ЕС и Еврокомиссия не рассматривали атомную энергетику даже в качестве «переходной технологии», делая акцент на ускоренный вывод АЭС из эксплуатации. Даже во Франции национальная энергосеть RTE ожидала заметного сокращения атомной генерации к 2050 году: в наиболее амбициозном сценарии Т03, предполагающем ввод 27 ГВт новых мощностей, общая установленная мощность АЭС должна сократиться на 10 ГВт. А большинство стран Западной Европы планировали к 2050 году полностью отказаться от атомной энергетики, обеспечив себе не только «безуглеродное», но и «безатомное» будущее. Ситуация начала меняться в конце прошлого года, когда на конференции COP26 в Шотландии ряд европейских политиков заявил о важности атомной энергетики для обеспечения перехода глобальной экономики на низкоуглеродный путь развития.

Новой вехой стали решения Европейской комиссии, принятые в январе 2022 года. ЕК впервые признала низкоуглеродный характер атомной энергетики и поддержала использование АЭС как переходной технологии при достижении климатической нейтральности. АЭС были включены в «зеленую таксономию» ЕС: новые электростанции могут претендовать на получение финансовых и налоговых льгот при условиях использования наилучших доступных технологий (реакторы поколения III+) и сооружения хранилищ для отработанного ядерного топлива. Первой о возврате к масштабному сооружению новых АЭС сообщила Франция: к 2035 году в стране может быть построено 14 новых энергоблоков. Планы по созданию новых АЭС подтвердили Польша, Венгрия и другие страны ЕС.

Есть желание, но нет возможности

Однако основной вклад в пересмотр взглядов на будущее отрасли внесли высокие цены на природный газ и украинский кризис. В рамках опубликованного в мае 2022 года плана REPowerEU Европейский союз взял курс на ускоренный отказ от поставок энергоресурсов из России, что может привести к сохранению высоких цен на газ и электроэнергию в ближайшие годы и «напряженному» энергобалансу в ЕС. Среди предложенных в плане мер для стабилизации ситуации – отказ от ускоренного вывода из эксплуатации старых АЭС и запуск новых проектов, в том числе для производства «безуглеродного/низкоуглеродного водорода». Конкретные планы по строительству новых АЭС пока что не объявлены, но вполне возможно, что ЕС будет обсуждать запуск общеевропейской программы по строительству новых мощностей.

Координация усилий на уровне ЕС может потребоваться для финансирования НИОКР, особенно в части реакторов небольшой мощности, и гарантирования инвестиций в проекты. С 2000 года в ЕС было начато строительство всего двух новых энергоблоков: третьего энергоблока на АЭС Олкилуото в Финляндии и третьего энергоблока на французской АЭС Фламанвиль. Строительные работы на площадке в Финляндии начались в 2005 году, во Франции – в 2007-м. И в том, и в другом случае генподрядчиком выступала французская Areva, на сооружение новых реакторов отводилось пять лет. Однако реальность оказалась другой: Areva успела пережить угрозу банкротства, пройти через реорганизацию и стать Orano, а энергоблоки продолжали строиться. Флагманский «Олкилуото-3» был запущен лишь в марте 2022 года, «Фламанвиль-3» продолжает строиться.

Сейчас европейская атомная отрасль находится в тяжелом положении: за последние два десятилетия из сектора ушли сотни производителей и поставщиков, включая таких крупных, как Siemens. В 1980-е годы в Европе одновременно велись работы на нескольких десятках площадок, а среднее время строительства АЭС было близко к «золотому стандарту» в 60 месяцев. Сейчас Orano и Framatome вряд ли смогут быстро развернуть массовое строительство новых АЭС – их мощности и трудовые ресурсы ограничены, и на расшивку «узких мест» потребуются годы.

Привлечение иностранных компаний не станет панацеей. Американская Westinghouse в последние годы практически не строила новые АЭС за пределами Азии, но и там она осуществляла проекты в сотрудничестве с корейской KHNP и китайскими корпорациями. KHNP уже начала экспансию на европейский рынок, предложив в апреле 2022 года свои услуги польским властям, планирующим к 2040 году построить до шести новых энергоблоков. До этого корейская компания заявляла об интересе к участию в строительстве АЭС Дукованы в Чехии. Впрочем, сама KHNP в последние годы столкнулась с задержками в строительстве новых мощностей у себя на родине – энергоблок «Shin Hanul 1» был подключен к сети лишь в июне 2022 года, на четыре года позже первоначально заявленных сроков. Привлечение других подрядчиков – из России и Китая – маловероятно из-за существующих сейчас политических ограничений. Поэтому новые проекты в ЕС в ближайшие 10–15 лет могут столкнуться с задержками при строительстве и увеличением проектных смет.

Не менее важной проблемой для инвесторов в европейскую атомную энергетику остаются гарантии стабильности налоговых условий и регулирования. Строительство новой АЭС – от принятия инвестиционного решения до подключения к сети – сейчас занимает 8–10 лет, проектные сроки эксплуатации составляют 60 лет. Средняя стоимость строительства АЭС в ЕС в пересчете на 1 ГВт установленной мощности сейчас равняется 4–8 млрд евро, сроки окупаемости проектов – более 20 лет.

Наблюдаемый ныне рост рыночных ставок может потребовать от стран ЕС возвращения к практике 1980-х годов – прямому субсидированию новых проектов (через предоставление налоговых льгот, госфинансирования и т. д.). Готовы ли к этому власти ЕС? Затраты на проект REPowerEU оцениваются Еврокомиссией в 210 млрд евро в 2022–2027 годах. Развертывание новой программы по строительству АЭС потребует кратно больших инвестиций – для стабилизации выработки на АЭС до 2050 года будет необходимо 500 млрд евро, а учитывая планы по расширению использования АЭС (в том числе для производства водорода) и замещению поставок газа из России – до 1–1,2 трлн евро.

Европейская дилемма

Строительство новых АЭС может стать и серьезным политическим вызовом. Во многих странах ЕС сохраняется скептическое отношение к атомной энергетике, и их представители вряд ли поддержат выделение финансирования на общеевропейском уровне. Кроме того, сооружение АЭС может привести к конфликтам между соседями: в начале 2010-х годов страны Балтии так и не смогли договориться о строительстве новой АЭС (вместо выведенной из эксплуатации Игналинской) из-за споров о месте строительства и распределении будущих налогов и выручки от проекта.

Как результат, запуск программы строительства новых АЭС на общеевропейском уровне может произойти только в условиях политической и экономической мобилизации ЕС. Реалистичный сценарий – продление сроков эксплуатации действующих АЭС и реализация уже заявленных на национальном уровне программ, что не позволит переломить тренд на снижение установленной мощности и выработки на АЭС. К 2030 году установленная мощность европейских атомных электростанций может снизиться до 90 ГВт (102 ГВт в 2021 году), к 2035 году – до 75 ГВт. Поэтому реализовать на практике двухсекторную модель развития электроэнергетики (АЭС плюс ВИЭ) у Евросоюза, вероятно, не получится. И выбор, стоящий перед странами Союза, будет прост: либо больше ВИЭ и дорогой электроэнергии (создание систем резервирования), либо больше угля и отказ от «энергоперехода».

Об авторе

Сергей Кондратьев
Сергей Кондратьев
заместитель руководителя Экономического департамента Института энергетики и финансов
Все статьи автора

Аналитика на тему